шить дело, шитое белыми нитками дело, шьют делоВот пока мы с вами, друзья, почти неделю шутили про мистический гараж Байшева, у кого-то могло сложиться впечатление, что это был какой-то нонсенс, из ряда вон выходящий случай и т.д. Спешим вас заверить, ВСЁ дело Юрия Шорчева состоит из таких нескладух и аляповатостей, шитых белыми нитками. Вот вам еще один эпизод обвинения.

Вот может ли быть так, что потерпевший указывает на одного человека, а следствие, наплевав на заявление потерпевшего, делает «преступником» совершенно постороннего? Да, эпизод с гражданином Виттенбергом это нам ясно показывает!

А может ли быть так, что потерпевший вообще заявил, что преступления не было, а следствие с прокурорами, тем не менее, высасывают преступный эпизод из пальца (ну или из чего они там их высасывают?). Ответственно заявляем: в российском делопроизводстве может быть всё!

Есть в деле Юрия Шорчева такой эпизод – покушение на Рифата Манёрова – который существует только на бумаге, да еще в воображении следственных работников. Это не то убийство Манерова, где Оськин отличился рентгеновским зрением, а покушение, в ходе которого Оськин и Богачев якобы ждали появления Манерова в помещении автошколы, расположенной рядом с подъездом Манерова. На эстраде в этом эпизоде тоже солируют Оськин и Богачев, правда на этот раз в их показаниях на удивление нет никаких противоречий и нестыковок. Их показания целостны и последовательны. Оба утверждают, что готовя на Манерова покушение, они решили дождаться его утром на выходе из подъезда и расстрелять из огнестрельного оружия. А для того чтобы дождаться выхода Манерова из подъезда, не привлекая к себе внимания, они якобы решили спрятаться в помещении автошколы, расположенной в том же доме — №96 по улице Большевистской города Саранска.

Утро в автошколе не задалось… В учебное заведение, помимо прячущихся злоумышленников, пришли мужчина и женщина, которых Оськин с Богачовым (с их слов) связали. Правда, Манеров в этот день из дома так и не вышел, так что хитрый план провалился, и опечаленные Оськин с Богачевым ушли несолоно нахлебавшись. Так выглядит их деятельное признание по данному эпизоду.

Как затем установило следствие, работников в «большевистской» автошколе действительно было двое, и именно мужчина и женщина. К сожалению, женщина – Герасимова Галина Михайловна умерла еще до возбуждения уголовного дела, т.е. до 2009 года. Мужчина же (правильнее же будет сказать – дедушка), к счастью для защиты, да и для правосудия (если мы понимаем под правосудием то, что должно устанавливать истину и справедливость) – жив и здоров. Зовут его Балашов Владимир Семенович, 1938 года рождения.

Владимир Семенович давал показания по делу дважды. Первый раз – еще на следствии в мае 2009 года, второй раз – в судебном заседании в Верховном суде Мордовии. И в обоих случаях он уверенно и однозначно заявил, что никто ни на него, ни на Галину Герасимову не нападал, не связывал и взаперти в помещении автошколы не держал. И этому можно верить, поскольку каких-либо заявлений в органы о данном происшествии ни тогда – в 1997 году, ни позже – никто из работников автошколы не подавал.

То есть ситуация получается просто анекдотичная – Оськин и Богачев утверждают, что они связывали сотрудников автошколы, а их предполагаемая жертва заявляет, что никто его не связывал, и вообще он не понимает, чего его дергают то в милицию, то в суд.

Ну а если сам предполагаемый потерпевший говорит (и говорил, еще раз подчеркнем, всегда – даже когда этого дела и в помине не было!), что на него никто не нападал и не связывал, то вывод из этого следует только один – Оськин и Богачев себя снова оговаривают. Зачем? Спросите у следователя, который эти т.н. признания добросовестно фиксировал в протоколе допросов, а потом еще и в предъявленное обвинение вставил.

Так что этот очередной эпизод преступной деятельности Юрия Шорчева и приравненных к нему лиц, можно считать эталонным примером фальсификации доказательств. Причем как вы видите – и так у них всё! [Вспомним хотя бы тройного Чуракова…]

Впрочем, абсурдность этого эпизода, кажется, видна даже суду, поскольку в ходе недавнего допроса Шорчева судья Устимов запретил (!) ему говорить об этом эпизоде, мотивируя свое решение тем, что-де в вопросный лист эти события включены не будут! Конечно, суд своему слову хозяин – хочет даст, хочет назад возьмет (в чем мы уже неоднократно убеждались), однако что-то подсказывает нам, что в данном случае, господин Устимов своё обещание скорее всего выполнит. Так опозориться, как сделало обвинение с этим автошкольным эпизодом – это надо суметь! Тут чувствуется рука (или чем там они дела шьют) большого профессионала!