Барашево МордовияЧто бывает, когда под стражу заключают больных людей? Бывают летальные исходы и тяжкие последствия: от скандального «списка Магнитского» до отставок проштрафившихся пенитенциарных чиновников. Между тем, виноваты в смертях за решеткой далеко не только сотрудники службы исполнения наказаний, но, в первую очередь, судьи, которые отправляют под арест всех без разбору.

В последнее время пресса стала больше писать об ужасах российских тюрем, журналисты стали правозащитниками, а правозащитники журналистами, но ситуация в целом не только не улучшилась по сравнению с предыдущими десятилетиями, а наоборот, общественный контроль постепенно сворачивают, а жестокие смерти за решеткой продолжаются с прежней регулярностью, если не чаще…

Однако же критике следует подвергать не только тюремное ведомство, никак не реформирующееся, несмотря на все усилия общественности, но и судейский корпус, который фактически игнорирует неоднократно провозглашавшийся первыми лицами государства курс на гуманизацию правоприменения. С завидным упорством судьи как отправляли, так и отправляет под стражу тех, кому выжить в тюрьме вдвойне не просто из-за состояния здоровья.

Дело Юрия Шорчева – это поистине кладезь всевозможных нарушений процессуального закона и его смело можно вносить в учебники для юридических вузов. Чего только не было в храме «мордовского правосудия» – Верховном суде республики, но сегодня нужно еще раз обратить внимание на произошедшее относительно недавно (28 августа с.г.), а именно — изменение меры пресечения двум подсудимым. Вместо залога судья Устимов определил заключить под стражу граждан Панькина Александра и Видякина Геннадия.

Именно это решение во многом предопределило затянутость процесса. По большому счету к концу 2015 года суд должен был уже завершится, однако слабое здоровье Панькина и Видякина вместо судебной скамьи привело их на больнично-тюремные койки. Дело всё в том, что обвиняемые в вымогательстве Панькин и Видякин уже заключались под стражу в 2009 году, первый на два с лишним года, второй – на год. Спустя время по состоянию здоровья обоим меру пресечения изменили на залог – 3 млн руб. и 500 тыс. руб. соответственно. И все бы ничего, но когда к середине 2015 года стало ясно, что обвинение сыпется (и не в последнюю очередь благодаря самозащите «залоговых» обвиняемых), судья Устимов сменил милость на гнев – обоих вновь заключили в СИЗО.

«Судья наказал Панькина за то, что тот занял активную позицию по делу и стал весьма успешно доказывать свою невиновность. Под горячую руку попал и Видякин – за то, что отрицал свою вину» – в один голос говорят адвокаты обвиняемых.

Саранское СИЗО доканало Видякина. Этой осенью, пролежав без сознания в камере три часа, Геннадий Видякин был экстренно спецэтапом отправлен в тюремную больницу в которой до настоящего времени и находится. Сейчас вслед за ним в поселок Барашево (в Саранске тюремной больницы нет) отправился и Александр Панькин, который в камере угасает на глазах, а изоляторские врачи совершенно не хотят отвечать за решение председательствующего судьи посадить под стражу хворого человека.

Панькин страдает целым рядом тяжелых заболеваний: бронхиальная астма (тяжелое течение), стенокардия, гипертоническая болезнь, хронический обструктивный

бронхит, пневмосклероз легких, сахарный диабет, остеохондроз поясничного отдела позвоночника и др. Наличие у Панькина данных заболеваний подтверждено медицинскими документами, имеющимися в материалах уголовного дела. В связи с тем, что указанные заболевания носят хронический характер, Панькин практически ежемесячно вынужден находится на стационарном лечении в больнице. А 5 августа с.г. Александру Панькину пожизненно была установлена 3 группа инвалидности. Медицинские документы о состоянии здоровья Панькина (а заодно и Видякина, у которого букет болезней не менее печальный) прилагаются.

Медицинские документы А.Панькина

Медицинские документы Г.Видякина

Но давайте внимательно вчитаемся в постановления об изменении меры пресечения обоим обвиняемым с залога на арест.

Постановление об изменении меры пресечения А.Панькину

Постановление об изменении меры пресечения Г.Видякину

«В условиях изолятора, при необходимости, ему может быть оказано надлежащее лечение» — как будто бы издевается судья Устимов. Вот вам фотографии единственной мордовской тюремной больницы в поселке Барашево, куда госпитализированы Панькин и Видякин. Ознакомьтесь. По мнению судьи Устимова здесь может быть оказано надлежащее лечение…

Продолжая изучать постановление об аресте, можно легко убедиться, что основной довод почему обвиняемых нужно посадить под замок, заключается в том, что они де подкупают свидетелей и потерпевших, и всячески мешают установлению истины по делу. Тут, конечно, можно вспомнить о том, что сторона защиты по данному делу неоднократно жаловалась на то же самое – на то что судья скрывает от присяжных важную информацию, могущую пролить свет на изучаемые обстоятельства, и тем самым препятствует установлению той самой истины по делу. Но как говорится, что позволено Юпитеру…

Действительно, обвинения в подкупе и давлении на свидетелей и потерпевших – это серьезные обвинения. Более того, вообще то это уголовная статья из главы «Преступления против правосудия» Уголовного кодекса РФ – ст. 309 «Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний». И если бы в действиях Видякина и Панькина был такой состав, мордовские пинкертоны не преминули бы возможностью открыть новые дела против «слишком умных» подсудимых. Но дел нет, зато есть рапорта некоего начальника отделения МОБОП УУР МВД по РМ Байбулатова Ш.Р. В них гражданин начальник Байбулатов утверждает, что Панькин и Видякин «подкупают и препятствуют». Утверждения эти абсолютно голословны – рапорта оглашались в судебном заседании и подшиты к материалам дела – в них не указывает ни где, ни когда, ни каким образом Панькин и Видякин подкупали свидетелей и потерпевших и занимались прочим препятствованием установлению истины. Ну то есть буквально – всё списано с потолка лишь для того, чтобы постановление судьи о заключении под стражу основывалось хоть на какой-то бумажке.

Аналогичным образом парируется и довод о том, что якобы Панькин продолжил заниматься преступной деятельностью и что-то там вымогал у таксистов. Если бы он что-то вымогал — против него было бы новое уголовное дело, новый эпизод, но о его «новых вымоганиях» мы узнаем из отказного материала в возбуждении дела! Раз нет дела – значит нет и преступных деяний со стороны Панькина, но отсутствие преступных деяний ложится в обоснование необходимости его помещения в СИЗО. Абсурд? Нет, мордовское правосудие!

Совершенно отвратительно и лицемерно, даже по сравнению со всем вышесказанным, выглядит довод судьи о том, что Видякин по неуважительной причине прогулял судебное заседание 2 июля 2015 года, и этот «прогул» зачисляется судьей в обоснование необходимости заключения Видякина под стражу. На самом деле, 2 июля 2015 года обвиняемый Видякин был госпитализирован скорой помощью из дома, где у него случился приступ. Медицинская карета увезла Видякина в медучреждение, вызов и оказание скорой медицинской помощи зафиксировано надлежащим образом, все документы предоставлены в суд. Судебное заседание было отложено. Но спустя какое-то время, в судебных материалах появился рапорт участкового, что якобы Видякин в этот день был застан дома пьяным, а вовсе не был госпитализирован по скорой. Представляете?! Можно вот так запросто написать рапорт, что вы находились где-то пьяным, в то время как вас откачивают врачи скорой помощи! И этот лжерапорт потом становится обоснованием заключения человека под стражу! Правосудие? Правовое государство? Нет, не слышали!..

Адвокаты Панькина и Видякина, конечно, обжаловали заключение под стражу своих подзащитных, но мордовская апелляционная инстанция не нашла никаких нарушений закона в действиях судьи Устимова. Единственное чего удалось добиться защите – не передачи залоговых денег в доход государства, а их сохранение на счетах Верховного суда республики как средств, обеспечивающих явку подсудимых на заседания. И на том как говорится спасибо, однако кто будет отвечать за то, если подсудимые – упорно заявляющие о своей невиновности и сфабрикованности против них обвинений – умрут за решеткой?! Ведь состояние их здоровья стремительно ухудшается, суд затягивается, а тюремная медицина… Ну все всё понимают про тюремную медицину, посмотрите еще раз фотки из тюремной больницы Барашево, где их лечат…

Иногда хочется задать судье Устимову прямой вопрос: тут вы конечно судья, но не боитесь ли вы суда Божьего?! Ведь однажды за все отвечать перед Ним придется…