Как доказать виновность подсудимого? Было бы логично думать, что для этого надо собрать и предоставить суду доказательства вины. Однако у саранских прокуроров и судей есть способ получше. Чтобы доказать виновность Юрия Шорчева – надо не искать доказательства его вины (прокурорам и судьям прекрасно известно, что их нет), а скрыть подальше от присяжных доказательства его невиновности. А вот как раз таких доказательств в деле более чем достаточно! Да только, как пел Владимир Высоцкий — «Удивительное рядом, но оно запрещено»…

В число таких вот, «неправильных», запрещенных доказательств попали и показания гражданина Бочкарева – водителя и охранника Борисова А.М., бывшего рядом с ним до самого момента таинственного исчезновения последнего. 29 августа 2017 года в Верховном суде Мордовии судья Лукшин, скрепя сердцем, допустил-таки Бочкарева до допроса сторонами, и даже позволил защите выяснить у него ряд второстепенных сведений. Однако, как только речь дошла до вопроса, а когда собственно Бочкарев последний раз видел Борисова, то есть до удивительных событий 12.09.2003 года (дата «странной охоты», см. протоколы ниже — прим.), как вдруг эти обстоятельства (самым неожиданным образом, да) перестали интересовать суд. Да-да, представьте себе! Свидетель рассказывает о том, когда в последний раз он видел живым предполагаемую жертву преступления (по версии обвинения Борисов был убит), но неожиданно суд признает эти сведения неотносимыми к делу и запрещает их сообщать! В конечном счете все закончилось совершенно ожидаемо: суд «обложил» свидетеля Бочкарева таким количеством противоречивых и маловразумительных запретов, что будь Бочкарев хоть дипломированным юристом – и то вряд ли бы он смог в них разобраться. Короче, суду оставалось только дождаться, когда Бочкарев скажет что-то, что можно назвать нарушением, после чего председательствующий изобразил праведный гнев и удалил Бочкарева за попытку донесения до присяжных информации, которая их не касается. Ну естественно – как могут их касаться сведения о последнем дне, когда предполагаемую жертву убийства видели живым…

Впрочем, не все потеряно. Благо, что в прошлом судебном процессе, том самом который чуть было не закончился оглашением оправдательного вердикта и последующими посадками фальсификаторов в погонах, Бочареву все-таки дали озвучить все детали событий, произошедших 12.09.2003 года. С ключевыми фрагментами того допроса Бочкарева мы Вас сейчас и познакомим.

Не правда ли, интересно? Чураков оказывается даже пистолетом Борисова снабдил (у каждого честного фермера есть лишний «Макаров» для друга, да). Вот эту информацию о «роковой охоте» от присяжных и скрывают, надеясь не мытьем – так катаньем вырвать у них обвинительный вердикт в отношении невиновных. Причем обратите внимание, Бочкарев нигде не утверждает, что видел как Чураков стрелял в Борисова, или что видел труп Борисова. Нет! Он лишь говорит, что слышал выстрелы – пистолетный и ружейный. Его слова не попадают даже под формальный запрет председательствующего (нельзя говорить плохо о Чуракове и его команде). Более того, и некоторые представители стороны защиты склоняются к версии, что описываемые Бочкаревым события могли быть тщательно срежиссированной самим Борисовым и его подручным Чураковым «постановкой», призванной убедить ближайшее окружение Борисова в его вероятной смерти. Во всяком случае со слов Бочкарева, он рассказал о произошедшем Стасу Пеганову и Эдуарду Плескушкину, т.е. информация о возможной смерти Борисова пошла в массы, что окончательно запутывает ответ на вопрос что стало с Борисовым А.М. на самом деле?

Как бы то ни было, но если Борисов А.М. все-таки не был убит 12.09.2003 года, то вопрос о том, почему Чураков и его команда скрывают обстоятельства этой памятной охоты остается… Хотя, на самом деле, ответ очевиден – признание факта этой охоты, слишком серьезно подрывает веру в и без того хлипкую выдумку об убийстве Борисова Шорчевым и Ковалевым.