10 и 11 ноября в Верховном суде Мордовии был фестиваль. Ковылкино со вкусом мертвечины – допрашивали Рината Хакимовича Чуракова. «Фермер» много рассказывал про Андрея Борисова и его убийство. Но главную сенсацию г-н Чураков припас на конец бенефиса – отвечая на вопросы подсудимого Сергея Ковалева, Ринат Чураков заявил, что засекреченный свидетель «Пивкин» — на самом деле участник Ковылкинской бригады Тишин (очень примечательная, кстати, личность. И мы о нем еще обязательно поговорим, поскольку именно он, как указывают многочисленные источники в правоохранительных органах Мордовии, причастен к убийству гражданина Слугина и не только его…).

Для начала вспомним какие показания давал «Пивкин»-Тишин на следствии, чтобы лучше себе представлять кто такой «фермер» Чураков и какую роль он играет во всей этой истории.

Из показаний свидетеля «Пивкина В.М.» от 01.04.2009 года (т.16, л.д. 92-97), согласно которым в конце 1990-х годов он познакомился с Маркиным М., который входил в состав участников преступной группы под руководством Чуракова Р.Х., действовавшей в г.Ковылкино и являвшейся одним из структурных подразделений ОПГ «Борисовские».

Маркин М. предложил ему вступить в состав участников преступной группы Чуракова Р.Х. и отстаивать интересы ОПГ «Борисовские» в г.Ковылкино. Не желая терять дружбу с Маркиным М., он ответил последнему, что будет оказывать ему (Маркину М.) любую помощь, при этом свое согласие на вступление в состав ОПГ «Борисовские» он Маркину М. не давал. Со слов Маркина «Ковылкинское звено» преступной группировки «Борисовские» возглавлял Чураков Р.Х., в группу которого входили Маркин М. по прозвищу «Михель», Сергеев А. по прозвищу «Скрудж» — водитель Чуракова, Тишин В. по прозвищу «Волчок» (как мило, свидетель «Пивкин» в «Борисовские» не входил, а Тишин – входил, — прим.) и еще несколько человек.

…В конце сентября – начале октября 2003 года в один из дней в послеобеденное время, ему на мобильный телефон позвонил Маркин М. и попросил довезти его к Чуракову Р.Х. В то время он пользовался не принадлежащей ему автомашиной марки ВАЗ-2106, на которой тут же подъехал к дому Маркина М. Через некоторое время он с Маркиным М. подъехали к одному из домов, расположенных на ул.Тельмана в г.Ковылкино, из которого вышел Чураков Р.Х. и потребовал заехать в гараж, который располагался на территории указанного дома. Затем Чураков Р.Х. сам открыл ворота гаража, и он с Маркиным М. заехал на своей автомашине внутрь гаража Чуракова Р.Х. При этом он заметил, что Чураков Р.Х. находился в психологически взволнованном состоянии, вел себя нервно. В гараже Чураков Р.Х. указал ему и Маркину М. на сверток из полимерной полупрозрачной пленки, который был перемотан прозрачным скотчем, после чего сказал: «Увезите это в лес и спрячьте!». Данный сверток лежал вдоль левой стены гаража. Приглядевшись к свертку, он сразу же понял, что в нем находится труп человека, так как очертания свертка указывали на это. К тому же, подойдя ближе, он увидел внутри свертка пятна крови, при этом в помещении гаража было прибрано, чисто и сухо, следов крови или борьбы не было. По внешнему виду Маркина М. было видно, что тот тоже понял, что в свертке находится труп. Сам сверток был размером около двух метров в длину и 50-60 см. в ширину, соответственно имелись очертания головы, туловища и ног.

Видя нервное состояние Чуракова Р.Х., он и Маркин М., не задавая лишних вопросов, загрузили данный труп в багажник своей автомашины, предварительно сняв спинку заднего сиденья для того, чтобы, не сгибая поместить труп в автомашину. Чураков Р.Х. в это время находился в гараже и наблюдал за ними, но в погрузке трупа не участвовал. Загрузив труп в свою автомашину, он и Маркин М. выехали из гаража и поехали к выезду из г.Ковылкино. При этом Чураков Р.Х. не говорил ему и Маркину М., что нужно было сделать с трупом. По дороге он с Маркиным М. решили захоронить труп в лесу за городом и поехали в сторону пос.Силикатный. Проехав пос.Силикатный и завод Силикатного кирпича, они проехали на автомашине еще примерно 700 м., после чего повернули в третий поворот направо на грунтовую дорогу, по которой заехали в лес. После этого он и Маркин вытащили тело из багажника и положили под деревья, прикрыв сверху ветками. После этого они вернулись в г.Ковылкино, где взяли из гаража Маркина две лопаты – одну штыковую, а другую совковую и вернулись обратно в лес к ожидавшему их трупу. Смеркалось. После этого он и Маркин М. выкопали яму глубиной примерно 170 см. в виде могилы. Грунт в том месте был песчаным. Затем он и Маркин М., не разворачивая сверток, положили труп в могилу и закопали.

…В последующем, в 2009 году, Маркин М. сказал ему, что осенью 2003 года они закопали в лесу тело бывшего лидера группировки –Андрея Борисова, которого убили сами же участники ОПГ «Борисовские», занимавшие в группировке лидирующее положение. В начале 2009 года Маркин М. погиб в результате дорожно-транспортного происшествия в г.Ковылкино.

Вот об всех этих обстоятельствах, предшествовавших появлению трупа в гараже на Тельмана, 18 традиционно и рассказывал в суде Ринат Чураков. Рассказ его, как обычно, был полон загадок, противоречий и нестыковок. Ну например.

  • Со слов Чуракова, на собрании бригадиров ОПГ «Борисовских», Борисова было решено убить. А для этого – заманить его в Ковылкино. Чураков говорит, что решение это он серьезно не воспринял (хотя и принимал участие в голосовании по нему). Соответственно, возникает вопрос: почему убийцы рассчитывали, что Чураков пригласит Борисова в такое место, где его можно будет убить без каких-либо помех и посторонних свидетелей? При этом ни Шорчев, ни Ковалев в доме Байшева на Тельмана, 18 ранее никогда не были и оценить место предполагаемого убийства, с точки зрения его удобства, не могли. Тогда получается, что Чураков сам искренне желал убийства Борисова, подобрал подходящее место или же даже просто сам принимал в нем непосредственное участие?!
  • Или вот еще один вопрос: почему Борисов доверял Чуракову, это конечно тоже интересно, но почему вдруг ему доверились и убийцы, которые вроде как со слов Чуракова его конкуренты-соперники? Почему они были настолько уверены в том, что Чураков пригласит Борисова именно туда, где его удобно будет убить, и почему они были уверены, что Чураков не расскажет боссу о планах заговорщиков? Ведь если бы у Борисова появилась такая информация, то судьба Арюткина всем присутствующим слишком хорошо известна…
  • А почему в день убийства Борисов отказался от охраны? Отправил с глаз долой Бочкарева и остался вообще один в чужом доме? Не иначе как сам хотел облегчить убийцам работу. Ну во всяком случае именно такой вывод следует из слов Чуракова. Вопросы-вопросы-вопросы…

В ходе допроса гражданина Чуракова возник и такой закономерный вопрос, какими же такими словами он уговаривал Борисова приехать отдыхать в Ковылкино? Не смог Чураков на этот вопрос ответить, не смог вот так вот сходу, без подготовки, придумать что-нибудь правдоподобное. Пришлось импровизировать и в результате он заявил, что якобы об этой поездке Борисова «на отдых к Чуракову» в Ковылкино договаривался с Борисовым сам Шорчев, а не он. Но позвольте! Как же быть, в таком случае, с показаниями самого Чуракова о том, что договариваться с Борисовым об этом отдыхе поручили именно ему, потому что с остальными участниками группировки у Борисова отношения к тому моменту уже были испорчены и он им не доверял. Тут уж господину Чуракову надо одно из двух выбрать: если Борисов Шорчеву не доверял, тот как Шорчев его смог уговорить приехать, а если доверял, то зачем Шорчеву понадобилось вводить в эту схему Чуракова? Это логика. Но логика и Чураков это вещи перпендикулярные.

Мало того, вообще попробуйте себе представить, как мог развиваться такой разговор между Борисовым и Шорчевым:

— Привет, Андрей Михайлович, съезди к Чуракову в Ковылкино отдохнуть.

— Да, конечно, Юрий Валентинович, замечательная идея, пошел вещички собирать!

Так что ли? Причем в Ковылкино Борисов, со слов Чуракова, едет отдыхать после того, как меньше месяца назад вернулся с отдыха за границей вместе с семьей. И вот, приехав в Ковылкино, Борисов добросовестно около недели ходит по травке возле дома и ждет киллеров. Откуда могла быть уверенность что ему это на следующий же день не надоест, и он не уедет обратно в Москву или к семье в Саранск?..

Еще очень интересно сопоставлять показания гражданина Чуракова и жены с сыном Борисова. Например, Чураков заявляет, что когда он приехал за Борисовым в Москву, Борисов уже был собран для поездки в Ковылкино. А вот сын Борисова на допросах утверждает, что, по словам владельцев съемной квартиры, где жил Борисов, было ощущение, что человек куда-то ненадолго вышел – горел свет, работал телевизор. Или вот Чураков говорит, что когда он вез Борисова в Ковылкино, Борисов был совершенно спокоен и говорил с ним на оккультно-мистические темы. А жена Борисова утверждает, что незадолго до поездки, Борисов сказал ей, что ему предстоит очень важная встреча, и если он с нее не вернется, то она сама обо всем догадается. То есть если попробовать, непротиворечиво согласовать эти показания, то, видимо, после поездки в Ковылкино у Борисова была назначена какая-то встреча. Что за встреча, с кем, с какой целью, какие вопросы должны были на ней решаться? Непонятно. Уж во всяком случае в Ковылкино – по словам Чуракова – он ехал не дела делать, а отдыхать.

Кстати, Борисов-младший говорит, что его отец любил активный отдых, занятия спортом. А со слов Чуракова, всю неделю пребывания Борисова в Ковылкино, весь его отдых сводился к прогулкам во дворе дома размером чуть больше актового зала. Замечательный активный отдых – между собачьим вольером и баней круги наматывать.

Или скажем Чураков заявляет, что с начала лета 2003 года Борисов постоянно проживал в Москве, а его бывшая супруга говорит, что Борисов был в Москве наездами, а так в основном проживал с семьей в Саранске. А что Борисов делал в Москве, если все его коммерческие интересы, ну во всяком случае со слов свидетелей, были в Мордовии? Значит было что-то еще? Или кто-то опять врет? Кстати, еще один момент – помните по какой причине, со слов Чуракова, возник конфликт между Борисовым и остальными «Борисовскими»? Они якобы избили в столице какую-то девушку, чему Борисов очень возмутился. То есть получается, со слов Чуракова, что Борисов себе в Москве чуть ли не вторую семью завел? Тогда слова жены Борисова о том, что у Андрея Михайловича должна была состояться какая-то важная встреча от которой зависит дальнейшее развитие событий приобретают совершенно иной смысл. Выходит, есть основания полагать, что Борисов вообще собрался уходить из семьи. А может так всё и было? Более того, Борисов в своем маневре преуспел и живет теперь где-нибудь в мистической глуши под чужим именем и как страшный сон забыл все мордовские пертурбации???

Затронули при допросе Рината Хакимовича и тему оружия, которое Чураков купил, хранил и выдал полиции поклявшись, что «Рафик саувсем не виновник» оружие не его, а шорчевское. Полиция-то ему «поверила», а вот адвокаты и первая коллегия присяжных – совсем нет. В этот раз Чуракову снова задали вопрос: «Кто прятал в Ковылкинской земле этот арсенал?», а Чураков снова, как нерадивый школьник, оказался к нему не готов. Поэтому, как и в прошлый раз, он начал нести какую-то околесицу, что оружия он не прятал, не выдавал и вообще в руках не держал. А адвокаты вновь стали тыкать его носом в им подписанный протокол осмотра и собственноручно нарисованную схему.

В итоге, Чуракову пришлось импровизировать. Неожиданно он «вспомнил», что оружие это перепрятывалось с места на место раз пять, в том числе хранилось в каком-то (каком именно Чураков не назвал) магазине. Чудеса в решете, да и только! Вот удивительно, как Чураков умудрился «забыть» как он собственноручно рисовал схему расположения тайника, но при этом наконец-то «вспомнил» как это оружие кем-то перепрятывалось…

Однако самое загадочное чураковское противоречие в другом. Вот смотрите, Чураков говорит, что в начале сентября 2003 года он, вместе с семьей, уезжал отдыхать за границу и провел там около двух недель. Значит прибавляем к 1 сентября как минимум 14 дней, в которые убийство Борисова состояться не могло. Получаем 14 сентября. Далее, предположим, что Чураков съездил и привез Борисова в Ковылкино в день своего прилета. Пробыл Борисов в Ковылкино около недели. То есть к 14 сентября прибавляем еще 7 дней. Получаем 21 сентября. А теперь, внимание! По словам бывшей жены Борисова и его сына: пропал Борисов Андрей Михайлович и перестал выходить на связь – 5 сентября. Получается, что 16 дней Борисов свою семью тупо игнорировал. При том, что как минимум 9 дней после прекращения общения с семьей он (при учете возвращения Чуракова 14 сентября) еще как ни в чем не бывало оставался в Москве, и при этом был вполне доступен для связи тому же Чуракову. Как это можно объяснить? Похоже, что кто-то здесь врет, причем этот кто-то явно не жена и не сын Борисова, потому что о пропаже Борисова с 5 сентября говорят и другие многочисленные свидетели. А раз он пропал 5 сентября, то получается, что единственный кто его видел после пропажи – это Ринат Чураков. Если бы мы считали, что Борисова убили, то ни минуты не сомневались кто и когда. Однако по-прежнему не опровергнуто, что Андрей Борисов может быть жив. Во всяком случае был жив и в сентябре, и в октябре 2003 года…

Одним словом, чем больше слушаешь Чуракова, особенно в сопоставлении с его собственными ранними показаниями, показаниями других людей, и показаниями Чуракова под другими именами, тем больше неразрешимых вопросов возникает. Хотя даже и не вопросов совсем, а обоснованных подозрений. Но говорить об этом в зале суда нельзя, потому что судья Лукшин уже решил, что Чураков никакой заинтересованности в исходе дела не имеет. Ага. Конечно.