Юрий Шорчев Саранск МордовияСначала официально: 25.04.2018г. присяжные заседатели вынесли вердикт по делу в отношении Юрия Шорчева и других обвиняемых. Согласно вынесенного вердикта, признаны доказанными все эпизоды преступлений, указанных в обвинении, а также вина в их совершении всех подсудимых. Все, кроме подсудимых Силантьева и Годунова, признаны не заслуживающими снисхождения.

А теперь – не очень официально. По итогу мы имеем следующую ситуацию: почти на 300 (!) вопросов вопросного листа присяжные ответили единодушно, признав доказанным все, о чем их так просило обвинение – и факты преступлений, и причастность к ним подсудимых (всех, естественно), и их виновность, и даже вопрос снисхождения у коллегии заседателей никаких сомнений не вызывал. Всем, кто отрицал свою вину, снисхождения не дали, ну а Годунову и Силантьеву (признававшим свою вину) единогласно дали послабление. Говоря «единогласно», мы имеем в виду, что 12 присяжных заседателей, все как один, дружно голосовали и за доказанность всех, самых фантастических фактов преступлений, и за виновность в их совершении всех подсудимых (кого прокуратура решила подтащить в это дело).

Присяжным заседателям удалось убедить себя в том, что:

  • Один человек может одновременно находиться и в едущей автомашине, и вне ее (как по эпизоду с покушением на Юничева);
  • И в кабинете, и снаружи кабинета (как удалось Нугаеву при убийстве Арюткина);
  • Внутреннее устройство здания, расположение комнат, этажей и коридоров, можно без труда понять один раз посмотрев на него ночью из-за забора (как в эпизоде убийства Манерова);
  • Ну и, конечно, что труп, шесть лет пролежавший в земле, может быть без труда опознан родственниками «по форме ушных раковин» (как в эпизоде с Борисовым).И там еще много подобного абсурда, который назывался «обвинением» по данному делу, однако теперь все это проштамповано решением коллегии заседателей…

Что дальше? Дальше будем продолжать битву за свободу безвинно осужденных. Впереди апелляция, Конституционный суд РФ и ЕСПЧ. Благо что и для одного, и для второго, и для третьего – председательствующий судья наработал апелляционно-кассационных поводов с избытком. Чего только стоит проведение нескольких судебных заседаний без одного из подсудимых, или запрет на доведение до присяжных сведений – где и когда последний раз видели одного из потерпевших перед его убийством?!

Словом, борьба за справедливость будет продолжена.