Кот ученый, Лукоморье, сказки Пушкина, Вася ЛожкинТема ковылкинских чудес неисчерпаема почти так же, как и чудеса знаменитого Лукоморья. Тома дела читаешь как сказки Пушкина, а речи прокуроров сладкие как мурлыканье Учёного кота с рисунка Васи Ложкина. Есть в Ковылкино и своя избушка на курьих ножках (по совместительству – гараж-трансформер): [Гараж-1], [Гараж-2], [Гараж-3]. Ходят по окрестностям нашего Лукоморья неведомые звери-оборотни, следы которых можно увидеть не только в Ковылкино, но и в Верховном суде Мордовии в Саранске. Имеется в Ковылкино и своя «страшная тайна» — найденный в реке труп гражданина Слугина. Одним словом, чудеса происходят такие, что аж дух захватывает, чего только стоит, например, отмена законов геометрии или колдовские чудеса, происходившие с «трупом Андрея Борисова». Есть, конечно же, и свой Кощей-бессмертный, который, правда, не только над златом чахнет, но и принимает активное участие в общественной жизни Республики Мордовия [tags: Ринат <Великий Фермер> Чураков].

Однако уникальность Ковылкинской правовой аномалии заключается еще и в том, что свое «чудесное» влияние она порой может оказывать и за пределами Ковылкинского района…

Не так давно в суде по делу Юрия Шорчева были допрошены два любопытнейших персонажа – Андрей Андреевич Борисов (сын, того самого Борисова) и его мать – Борисова Марина. «Чудеса» в жизни и показаниях А.А.Борисова мы уже исследовали, теперь же пришло время поговорить о «чудесных показаниях» безутешной вдовы.

Те, кому пришлось слышать показания Марины Борисовой в судебном заседании, наверняка поразились феноменальной памяти гражданки Борисовой, которая вспоминала (естественно, после вопросов прокурора) мельчайшие подробности их совместной с Борисовым жизни. Естественно только те подробности, которые подтверждали версию обвинения. На вопросах защиты Борисова, как обычно для свидетелей обвинения, начинала «плавать». Для тех же, кому не посчастливилось увидеть выступление Борисовой вживую, приводим протокол её допроса в 2009 году.

Тут подробностей несравнимо меньше, но тоже достаточно для того, чтобы удивиться от сравнения её более поздних показаний в 2009-м и далее году и её же заявлений в 2004-м, которые она делала… в Ковылкинском (будь оно неладно!) районном суде. Дело в том, что стоило Марине Борисовой оказаться в Ковылкинском районном лукоморье, как память начинала ей стремительно подсказывать совсем другие вещи. Например, выяснилось, что уже в 2004-м году с Андреем Михайловичем Борисовым госпожа Борисова давно уже вместе не живет, а о его личной жизни вообще ничего не знает, и совершенно не видит причин по которым у следователя возникла идея провести обыск по её месту жительства… Интересно. Но еще интереснее, что «самый гуманный и справедливый» Верховный суд Мордовии никогда в жизни не допустит оглашения этого нижеследующего документа в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей. Так адвокат Кемаев попробовал было задать Борисовой вопросы, касающиеся этого судебного решения 2004 года, да куда там – председательствующий Лукшин сходу объявил их не относящимися к делу, да еще и (в очередной раз) пригрозил защитнику удалением. Это мы уже проходили

Когда же Борисова говорила правду? В 2004-м году в Ковылкинском суде или в 2009-м в кабинете следователя? А какая, собственно разница?! Не так важно, когда она говорила правду – куда важнее, что в одном из этих случаев она совершенно точно лгала. Лгала совершенно бессовестно, исключительно ради достижения своих мелкокорыстных целей. Благо – и тогда, и сейчас – эти цели прослеживаются совершенно очевидно. В одном случае Борисова хотела признания обыска незаконным, в другом – подыгрывала прокуратуре сначала ради получения наследства, а теперь – для получения многомиллионной компенсации. Остается один риторический вопрос: можно ли вообще верить такому человеку, который корректирует своим воспоминания на 180 градусов, исходя из текущей выгоды?..

Но знаете, есть в этой истории и еще один куда более любопытный момент. Обратите внимание, обыск по месту жительства Марины Борисовой был проведен в середине декабря 2003 года. То есть через три месяца после исчезновения (или, как настаивает следствие – убийства) Андрея Борисова. При этом основанием обыска послужило подозрение о причастности Борисова А.М. к покушению на убийство гражданина Чекашкина В.С. (следует отметить, что впоследствии было установлено, что к данному преступлению имели отношение совсем другие люди, а вовсе не «Борисовские», — прим.). Но какой из этого всего следует вывод? А вывод простой и очевидный – уже тогда, в конце 2003 года, Борисов А.М. был в плотной разработке правоохранительных органов Мордовии. И проверяли его на причастность к самым разным, совершенным на территории Республики, преступлениям. Вот и еще одно подтверждение версии защиты о том, что Борисов на самом деле был не убит, а просто-напросто скрылся от излишнего внимания силовиков, прекрасно понимая, что раз уж по нему начали работать, то в конечном счете всё закончится либо тюрьмой, либо чем похуже. Косвенно, на правильность этих выводов указывают и отдельные факты, которые упоминает Марина Борисова в своих показаниях от 2009 года. Например, Борисова указывает, что Борисов А.М., несмотря на то, что у него была квартира в Москве, снял себе еще одну. На суде Борисова утверждала, что снял он её, поскольку требовалось улучшить условия проживания, зато в протоколе допроса 2009 года признает, что причины этого ей были неизвестны. Между тем, если понимать, что Андрей Борисов находился в разработке правоохранительных органов и догадывался об этом, то всё становится вполне очевидно – скрываться в квартире, которая была оформлена на его собственное имя, было бы откровенно глупо, а вот найти человека в Москве, проживающего на частной съемной квартире без оформления – задача крайне сложная, практически почти невыполнимая.

И еще обратите внимание, что отрабатывали на причастность к криминальным преступлениям именно самого Андрея Борисова, а не тех бедолаг, которые сейчас сидят на скамье подсудимых по «Делу Борисовских». Но как же так? Ведь прокуроры, с пеной у рта доказывают, что Шорчев был в среде «Борисовских», чуть ли не главнее самого Борисова (со слов Чуракова или Кудашкина), и чуть ли не каждой собаке было известно, что в его подчинении находится «бригада киллеров» (из трех доходяг). Получается, что шорчевская «бригада киллеров» — это гораздо более позднее изобретение прокуратуры. Но обвинению это нисколько не мешает сочинять свои небылицы про «преступную деятельность Шорчева» от времен сотворения мира. Как не мешает и множество других неудобных фактов, которые освещаются на нашем сайте.