Юрий Сорокин

Юрий Сорокин

Фигура Юрия Сорокина в деле «Борисовских», пусть и не самая важная, зато уж точно самая трагическая.

Еще в далеком 2009 году никому не нужный Юрий Сорокин, тихо спивавшийся в Подмосковье, вдруг был объявлен в федеральный розыск, так как следствие решило сделать из него одного из «штатных киллеров» группировки. Чем было вызвано такое решение следствия остается лишь догадываться, однако появился он в показаниях Оськина практически сразу же и столь же внезапно – еще в допросе от 24.04.2009 года.

Расследование дела Юрия Шорчева шло своим чередом, к концу 2010 года предельные сроки содержания обвиняемых под стражей начали истекать и СК, скрепя сердцем, объявил об окончании предварительного следствия и передаче дела для ознакомления обвиняемым. Ну, вернее сказать, о формальной передаче, поскольку материалы дела продолжали судорожно дорабатывать еще полтора года и только к лету 2013 года предоставили обвиняемым тома дела в полном объеме.

Однако, 2011 год принес сюрприз – Юрий Сорокин вдруг был задержан в Московской области. Вот с этого момента и начинается последняя и самая трагическая страница в истории его жизни.

Несмотря на то, что следственная фантазия в отношении него была не слишком щедра и на Юрия Сорокина повесили всего только три преступления – убийство гражданина Усманова, покушение, а затем и убийство Валерия Арюткина, следствие и прокуратура возлагали на него огромные надежды. Фактически, Сорокин был для них подарком судьбы и той «лошадкой», которая должна была «вывезти» в суд «большое дело» из которого Сорокина выделили в отдельное производство. Проблема заключалась в том, что доказательственная база по основному делу была настолько бедной, что руководство Мордовской прокуратуры вообще сомневалось – следует ли утверждать по делу обвинительное заключение и пропускать его в суд? И тут такой сюрприз!

Впрочем, сюрприз ли? Дело в том, что первоначально Сорокин вообще мало интересовал следствие и только потом, увидев что дело разваливается на глазах, Сорокина решено было найти и сделать эдаким локомотивом. Впрочем, и искать его особо не пришлось. Об этом, в частности свидетельствует наша любимая желтая газетенка «Столица-С». «Находясь в бегах Сорокин жил по своему паспорту» — пишут папарацци. И этому можно верить. Необходимость в Сорокине возникла у следственных органов только к 2011 году. Острая необходимость. Вот он и «нашелся».

За Сорокина взялись основательно, благо к моменту задержания Сорокин уже был тяжело болен. Конечно, запои случались у него и в прежней, нормальной жизни, но он смог справиться со своей пагубной привычкой и даже устроился охранником в ЧОП «Спарта». Но после того, как он зачем-то пустился в бега (видимо боялся, что из второстепенного статиста группировки его превратят в ключевого обвиняемого, и как видно опасения были не безосновательные), он под тяжестью бытия и постоянным стрессом «развязался» и к моменту поимки вновь стал хроническим алкоголиком. Понятное дело, что такое состояние обвиняемого – благодатная почва для склонения его к самооговору. Алкоголик, за бутылку водки маму родную продаст, а уж малознакомых ему Оськина, Богачева и Шорчева – так и вообще никаких проблем.

Из вышепредставленных документов нам приходится узнать, что Юрий Сорокин долго и безуспешно лечился от алкоголизма. Человек с подобными и уязвимостями и зависимостями – легкая добыча. Этим следствие и воспользовалось.

Расчет следствия был прост и гениален – вытрясти из Сорокина «признание», быстренько его осудить и получить приговор в котором будет черным по белому написано, что банда киллеров ОПС «Борисовские» в составе Оськина, Богачева и Сорокина – действительно существовала и действительно совершила убийства Усманова и Арюткина. С таким документом можно было тащить в суд и оставшихся подсудимых.

Что произошло дальше? Через несколько месяцев уголовное дело в отношении Сорокина поступило в Верховный суд Мордовии. Там Сорокин признавал вину в полном  объеме и подтверждал все, что было написано в его протоколах допроса, составленных на следствии.

По слухам, за такую «помощь правосудию» ему обещали наказание не выше 8 лет лишения свободы, но обманули. Дали на пять лет больше – 13 лет строгого режима. Это за сделку с правосудием и подтверждение всех версий следствия.

Можно только догадываться, что творилось в душе Сорокина, когда он понял, что его просто использовали, а когда он стал не нужен, о нем забыли. Забыли те самые сотрудники полиции, которые на следствии так заботливо подливали ему в стакан совсем не воду. И вот в июле 2012 года осужденный Сорокин, находясь в одиночной камере СИЗО-2 в городе Рузаевка, под прицелами установленных там видеокамер, вскрыл себе вены и истек кровью. Работникам изолятора, «навестившим» Сорокина через полчаса, оставалось только констатировать смерть.

Но почему Сорокин пошел на самоубийство, да и было ли это самоубийством? Здесь мы можем ответить совершенно точно: да, это самоубийство, и виноваты в нем те, кто использовал больного бесхарактерного алкоголика в своих криминальных целях. Дело в том, что в камере Сорокин вел дневник и незадолго до своего суицида, передал его своим соседям по изолятору. От них то мы и получили этот документ. Фактически дневник Сорокина – это приговор для сотрудников следствия и прокуратуры, это основание для отмены вынесенного в отношении него приговора, это… Впрочем, это в нормальном, правовом государстве. В нашей же действительности передать этот дневник сотрудникам полиции означало бы лишиться этого доказательства навсегда.  Не для того сотрудники органов долго и старательно фальсифицировали дело «Борисовских», чтобы оно развалилось из-за суицида какого-то там Сорокина…

ДОБАВЛЕНО: Федорыч — которого упоминает в своих записках Сорокин, это Мореходов Сергей Федорович, опер криминальной полиции. Полета не великого, ума не далекого, сложения физически крепкого — в самый раз для заплечных дел. Мастер. Приговором Ленинского суда г.Саранска от 21 июля 2008 года он за свое мастерство признан виновным,  статья 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий  с применением насилия или с угрозой его применения) и назначено ему — ни много ни мало — 3 года лишения свободы. В зале суда, правда, его никто тогда не арестовал и после приговора он поехал «работу дорабатывать»…

Мореходов Сергей Федорович, опер, Саранск Мордовия

Мореходов Сергей Федорович, совсем невиновный

Приговор Федорыч получил за гражданина К.С., которого двое суток пытал, заставляя взять на себя убийство Катаева. Однако К.С. чужого брать не хотел, поэтому на третий день прямо из лап «правоохранителя» отправился в 3-ю горбольницу… Причем надо себе представить состояние К.С., если в больницу его отвезли сами же опера. Потом было заявление-расcледование (тянулось с 2005 года) и суд — в 2008-м. Долго расследовали… А после суда начались чудеса!

Чудо первое: кассационным решением дело отправляют на новое судебное рассмотрение. Чудо второе: Ленинским же судом в 2009 году Мореходова… оправдывают! Чудо третье: в 2012 году за «моральные страдания и  частичную потерю здоровья» ему присуждают 900000 государственных рублей! А че, пострадал морально — по судам таскаться пришлось, объяснительные  строчить, а он вообще-то по другим делам спец, не по бумажным. Да и здоровье надорвал — попробуй поинквизируй несогласных с обвинением, это не так то просто!

Те деньги Сергей Федорович  потратил вдумчиво и с пользой — машину купил… Теперь на ней по судам ездит — морально додавливать сломленных  физически… Я вот думаю, может это схема такая: сначала осудить, а потом оправдать — и за это денег с государства содрать? И кто тот волшебник, что чудеса такие устраивает? Уж не тот ли орденоносец от которого соседний регион с таким трудом избавился?..

Но Бог, как говорится, не Прошка — видит немножко. Недавно господина Мореходова все-таки выгнали из органов… за вождение машины в пьяном виде. Той самой, нажитой непосильным путем…

Однако вернемся к Сорокину. Как видите, дневник явно писал человек «не в себе». Однако местные эскулапы, проводя судебно-психиатрическую экспертизу еще живого Сорокина, никаких психических отклонений у него не нашли и в лучших традициях карательной психиатрии, с легким сердцем признали его вменяемым. Согласны ли Вы с ними после прочтения записей Сорокина? Доверитесь ли Вы таким вот «светилам психиатрии» — вопрос риторический…

Впрочем, есть в этой экспертизе один занятный момент. Обратите внимание на содержащееся в ней описание убийства, о котором Сорокин рассказывает врачам. Вернее сказать – на фамилию убиенного.

Ушанов!

Граждане, но ведь Сорокину не вменялось убийство Ушанова. Обвинялся он в убийстве Арюткина и Усманова. Но нет, Сорокин рассказывает об убийстве Ушанова, но приобстоятельствах, полностью совпадающих с убийством Усманова!

Самое интересное, что через полгода после убийства Усманова, в Саранске действительно был убит гражданин Игорь Ушанов – один из хозяев рынка «Ринг», коммерсант работавший и под «Копеевскими».

Что это, ошибка? Мог ли Сорокин (якобы штатный киллер «Борисовских») перепутать рядового члена «Шиндяпинских» – Усманова и коммерсанта, владельца известного в Саранске рынка – Ушанова? Мог, если был в это время невменяем, либо если не имел отношения ни к одному из этих преступлений. Естественно, что когда на нынешнем суде надлже-Борисовскими вопрос дошел до этого момента, судья и прокурор, в едином порыве стали уверять присяжных что Сорокин-де ошибся и вообще это никакого отношения к существу дела не имеет. Ну да, не имеет, если не ставить перед собой цель, установить истину по делу.

Как можно понять из разрозненного потока сознания в дневнике, Сорокин находился под давлением как оперативных сотрудников, так и заключенных, активно сотрудничающих с оперчастью, а точнее и тех и других одновременно и взаимосвязанно. Что происходило в его голове в те дни? Его обманули насчет сотрудничества – впаяли 13 лет, а когда он обалдел от приговора и решил поменять показания, признав что оговорил себя и других – надавили через сотрудничающих заключенных и дали спокойно истечь кровью, потому что к присяжным такого клиента тащить – себе дороже.

Видеокамеры, установленные в его одиночной камере, работали и изображение с них выводилось на мониторы, установленные в дежурной части изолятора. Сорокина еще можно было спасти! Можно, но не нужно. Пьяный человек со временем трезвеет, обманутый – понимает, что его обманули. Как после этого поступил бы Сорокин в суде над так называемыми- «Борисовскими»? Стал бы он смиренно подтверждать свои показания данные на суде, или же рубанул бы присяжным правду-матку о способах и методах, практикуемых следствием для получения признательных показаний? А так, нет человека – нет и проблемы, благо показания, данные Сорокиным на следствии и в суде можно запросто огласить в новом процессе, уж прокурор прочтет, постарается.

Может быть мы тут ошибаемся? Да нет, вот и «Столица-С», неофициальный рупор мордовских рейдеров в погонах это подтверждает: «Возникает закономерный вопрос: не станет ли скоропостижная смерть Юрия Сорокина «преградой» при рассмотрении в суде дела «Химмаша»? – вопрошает «Столица С». И сама себе отвечает: «Никаких проблем не возникнет! — заявили в беседе с корр. «С» представители прокуратуры республики. — Все показания, данные Сорокиным как во время предварительного следствия, так и на судебном процессе, должным образом задокументированы. Ничто не помешает огласить их в суде…». Тем более, как отмечают представители «государева ока», приговор в отношении Сорокина вступил в законную силу».

В деле Шорчева, Юрий Сорокин является свидетелем только по трем эпизодам из нескольких десятков, при этом его показания часто и сильно противоречат двум другим свидетелям обвинения Оськину и Богачеву. В то же время Сорокин как бы связывает своими показаниями Шорчева, Оськина, Богачева и ОПС «Борисовские». С этой точки зрения его показания весьма ценны для обвинения. В любом случае, защита больше всех была бы заинтересована в возможности допросить Юрия Сорокина в суде, но увы и ах – до суда он так удачно для следствия не дожил.

В таких обстоятельствах остается лишь анализировать его показания, данные Сорокиным на следствии и в суде, сравнивать их с «признательными» показаниями Оськина и Богачева и приходить в ужас от тех многочисленных нестыковок и противоречий, на которые следствие и прокуратура старательно закрывают глаза.

Руслан Мокшанов