судейский молоток29 февраля 2016 года судебное следствие по делу Шорчева, Ковалева, Панькина и других внезапно было окончено и председательствующий судья Устимов, предварительно выяснив у стороны обвинения (адвокатов, как обычно, никто не спрашивал) что на подготовку к прениям им нужно две недели, назначил следующее заседание на 14 марта 2016 года.

И все бы ничего, да только объявил судья об окончании стадии дополнений к судебному следствию в тот момент, когда сторона защиты эти самые дополнения еще не закончила. Судья просто взял да и оборвал, дающего дополнительные показания Юрия Шорчева на полуслове, объявив что на следующем заседании уже начинаются прения!

Ни мотивов, ни процессуальных оснований такого своего решения судья Устимов, по доброй старой традиции, сложившейся в этом процессе, не привел, заменив их (по той же традиции) угрозами в адрес любопытствующих защитников принять к ним меры воздействия за неподчинение разумному и единственно верному решению председательствующего.

Событие это было удивительно еще и тем, что в начале дня, судья без каких-либо намеков и оговорок удовлетворил ходатайство адвоката Журавлевой об оглашении ответов из нескольких авиакомпаний в подтверждение проверки алиби Ковалева и Шорчева на момент т.н. «убийства Андрея Борисова» в сентябре 2003-го года (Ковалев и Шорчев в тот момент находились в отпуске в Крыму с семьями), а адвокату Васильеву спокойной выписали повестку для одного из свидетелей, причем на 2 марта 2016 года. Вот прямо так – сутра выписываем повестку свидетелю на 2 марта, а вечером – как ни в чем не бывало – заседания закрываем и переходим сразу к прениям. Каково?!  

Остались за бортом «баржи правосудия» и дополнительные показания подсудимых Ковалева и Шорчева. Последний вообще оказался лишен возможности дать показания по предъявленному ему обвинению по ст. 210 и 209 УК РФ (о преступном сообществе), а также по новым «воспоминаниям» Чуракова и Борисовой, данных ими в то время, когда судебное следствие, без каких-либо ограничений со стороны судьи Устимова, дополняла сторона обвинения.

Чем было вызвано такое внезапное решение председательствующего, остается только гадать. Именно гадать, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс РФ ответов на вопросы, возникающие к решениям судьи Устимова уже давно не дает, а сам вершитель правосудия пояснений не делает, как бы его о том не просили. Видимо, всему виной воля звезд, вернее «звезд», тех «звезд», что светят простым смертным с погон высоких чинов в больших кабинетах местной власти.