Адвокат Александр Васильев, Васильев Александр Витальевич адвокат

Адвокат Александр Васильев

Уважаемые присяжные! Вот и дошла очередь до защиты давать анализ всему тому, что мы исследовали с вами два с лишним года. Сами понимаете, за 10 минут такой объем доказательств не проанализируешь, поэтому скажу главное: я не прошу у Вас гуманизма, сострадания и милосердия. Оставьте это всё для прокуроров. Я хочу попросить Вас о гораздо более ценной и нужной вещи, я прошу у Вас внимания и терпения на время моего выступления.

Еще с далекого ныне – 2009 года, когда ни свет, ни заря к Юрию Шорчеву в дом вломился спецназ, его позиция остается неизменной – он не причастен ни к каким преступлениям. И вот пришло время, когда защита, наконец-то, имеет законную возможность, проанализировать все то, что насобирало обвинение за 7 лет следствия и суда. Работа нам с вами предстоит большая, доказательств по делу много, так что и анализировать их придется долго, но одну вещь, я бы вам все-таки хотел подчеркнуть: Юрий Шорчев – не виновен! Об этом мы говорили и на следствии, и на суде, и сейчас – в прениях. Однако навменяли ему столько, что на десятерых хватит… 

Впрочем, полагаю, что после такого заявления защиты, у Вас наверняка возник один каверзный вопрос: «Если Шорчев не виновен, тогда кто же совершил все эти преступления?». Уверяю Вас, в большинстве случаев у защиты есть ответы на этот вопрос, причем с приложением соответствующих доказательств. Так защите известно кто покушался на Юничева и Виттенбега, кто убил Сюбаева, есть пусть и косвенные, но тем не менее вполне убедительные сведения о том, кому была выгодна смерть Манерова и Усманова. Защита знает, кто и зачем убил Арюткина. Кто получил колоссальные выгоды от исчезновения Андрея Борисова. Защите известно, кто возглавил «Борисовских» после исчезновения самого Борисова. В ряде случаев защита имеет сведения, а порой и доказательства, заинтересованности ряда узловых свидетелей обвинения в исходе дела и наличии у них оснований для оговора подсудимых и, прежде всего, Шорчева. Защите известно, кто и какие выгоды получил или ожидает получить от того, что Шорчева упекут в лагеря на веки вечные. Кому достанутся активы и имущество компаний, имевших отношение к МТПС, или лично к Шорчеву. Защита имеет убедительные доказательства ложности ряда доказательств обвинения. И…

Единственное, чего не имеет защита – это возможности довести эти сведения и доказательства до Вас, по причине позиции председательствующего по делу. По его мнению, все эти сведения либо не относятся к существу дела, либо затрагивают интересы лиц, не привлекаемых к уголовной ответственности, либо просто – без мотивов и объяснений признаны недопустимыми. И у нас нет иного выхода, кроме как вынужденно подчиниться требованиям председательствующего и не сообщать вам сведений, которые председательствующий объявил недопустимыми.

Поэтому, перед тем как начать анализ доказательств по делу, я прошу Вас об одном – когда защита, опровергнув причастность Шорчева к тому или иному преступлению, будет, как царица Шахеризада замолкать на самом интересном месте, не ставьте это в вину защите. Просто вспомните многочисленные замечания, предупреждения и обвинения в давлении на присяжных, то есть на Вас, которые получала защита от председательствующего, когда пыталась довести до коллегии ту или иную информацию, которая, по мнению председательствующего, не имеет отношения к делу и не будет фигурировать в вопросном листе. Вспомните, и не ставьте эту недосказанность в вину защите. Мы много чего хотели бы Вам рассказать, но, к сожалению, ограничены рамками, установленными нам председательствующим…

Внимание! Аудиозапись живого выступления несколько отличается от опубликованного текста!

ПОКУШЕНИЕ НА ЮНИЧЕВА

Первый эпизод, с которого, по версии обвинения, начинается не только преступная деятельность Шорчева, но и преступная деятельность ОПГ «Борисовские» вообще – это эпизод покушения на Юничева. Защита не оспаривает факт того, что в далеком теперь уже 1997 году, двое граждан, из автомата и пистолета, стреляли по машине под управлением Юничева, а после совершения этого покушения с места происшествия скрылись. Так что факт совершения покушения защита не оспаривает.

Вот только обвинение настаивает на том, что это нападение совершили Богачев и Оськин, а совершили они его по указанию Шорчева. А вот это уже господам прокурорам следовало бы доказать. Чем же у нас подтверждается причастность Богачева и Оськина к этому нападению? Может быть отпечатками их пальцев на оружии? Может быть опознанием свидетелей? Может быть найденным у них в ходе обысков планом нападения? Да нет же. Вина Богачева и Оськина, подтверждается… исключительно признательными показаниями Богачева и Оськина. Правда, Богачев признавался в этом эпизоде только на следствии, а на суде, в Вашем присутствии, без какого-либо давления и угроз заявил, что себя оговаривал. Так что остались только показания Оськина, и тоже данные им на следствии. В суде господин Оськин их только подтвердил:

— Оськин, вы подтверждаете свои показания?

— Да.

— Вы давали их добровольно?

— Да

— Хотите что-то добавить?

— Нет.

Будете отвечать на вопросы защиты?

— Нет.

Ну вот и поговорили…

Ах да, а что касается Шорчева, то на него и на следствии указывал исключительно наш молчаливый Оськин.

В результате получается, что нам остается только верить Оськину. А раз Шорчева обвинили в совершении особо тяжкого преступления исключительно на честном слове Оськина, значит его показания должны быть безупречны. Так, чтобы любой человек с ними ознакомился, и никаких сомнений не возникло бы – ну точно убийцы! Давайте эти оськинские показания разберем, благо что показания об этом покушении Оськин давал дважды – первый раз 30.04.2009-го, второй – 01.09.2010го. Есть что сравнивать…

Ну сейчас как начну оськинские показания цитировать, так он от позиции защиты камня на камне не оставит, сразу всех изобличит, и у вас никаких сомнений в его кристальной честности не останется-)

Но вначале главный вопрос этого эпизода: почему столь тщательно организованное покушение не принесло результата? Почему Юничев выжил? Оськин ничего не скрывает, он режет правду матку. Оськин прямо заявляет, что Юничев выжил, потому что после начала обстрела его машины, он (Юничев) выбежал из машины и убежал. Поэтому его и не дострелили. Более того, Оськин говорит, что из машины убежал не только Юничев, но и вообще все, кто в ней находился. 

Вот давайте себе представим эту ситуацию. Итак, диспозиция: по дороге медленно едет автомашина. На водительском кресле сидит Юничев. В полутора метрах от машины (согласно показаний Юничева, Грачева, Лемайкина и Чепарева, сам Оськин вообще о расстоянии ничего не говорит) со стороны водителя стоит Оськин с автоматом и начинает стрелять в Юничева, через водительскую дверь автомашины. Далее, по показаниям Оськина, Юничев — будучи уже серьезно раненым и истекающим кровью — открывает свою дверь (Оськин продолжает стрелять), вылезает из автомашины навстречу стреляющему Оськину (потому что больше некуда), чем еще больше сокращает дистанцию между собой и автоматом, и бежит прочь от стреляющего Оськина. При этом, видимо, истекающий кровью Юничев бежит так быстро, что его не может догнать ни вполне себе здоровый и неплохо себя чувствующий Оськин, ни пули из его автомата. Ну что может быть убедительнее этой версии обвинения?!

Замечательные, правдивые показания Оськина, не оставляющие места ни для каких сомнений. Ну если, конечно, не обращать внимания на другие доказательства в деле. Если хотите вынести обвинительный вердикт, ни в коем случае не сравнивайте показания Оськина с другими доказательствами этого эпизода. Вообще о них забудьте! Прежде всего не смейте вспоминать показания самих потерпевших Лемайкина, Грачева, Чепарева, данные ими 30.10.1997-го и оглашенные, между прочим, прокурором 03.10.2013-го, и уж ни в коем случае не сравнивайте с показаниями Юничева от 02.12.1997-го так же оглашенными прокурором. Потому что по версии обвинения, чудом оставшиеся в живых Лемайкин, Грачев, Чепарев и Юничев лгут, заявляя о том, что после начала обстрела из машины убежал один Грачев, а Юничев, сидевший за рулем – наоборот нажал на газ и увез оставшихся в машине Лемайкина и Чепарева из-под огня и доехал аж до больницы, где Юничева и госпитализировали. Естественно, что Юничев, Грачев, Чепарев и Лемайкин давали свои ложные показания чтобы по прошествии пятнадцати лет выгородить гражданина Шорчева!

Так что верьте Оськину. Верьте в то, что Юничев выбежал из-за руля автомашины и она уже потом сама по себе поехала в больницу. Верьте в то, что скрыться от автоматчика гораздо проще пешком, чем на автомобиле. Верьте в то, что Оськин не умеет считать до четырех и не смог сосчитать – то ли из машины выбежал один Грачев, то ли все четверо, включая Лемайкина, Чепарева и Юничева. Верьте Оськину, и тогда ничто не помешает вам вынести обвинительный вердикт.

Да, кстати, верьте Оськину и ни в коем случае не верьте Богачеву, который тоже рассказывал об этом покушении. А то конфуз может выйти… Богачев, правда, и «вспомнил» об участии в этом покушении не сразу. Так, ни в показаниях от 23.04.2009, ни в показаниях от 15.05.2009, он об этом преступлении даже не упоминает, а вспоминает о нем только в конце следствия — 02.09.2010-го. Зато уж как вспомнил, так вспомнил!.. Ну вот взять хотя бы вопрос о том, где хранилось оружие перед покушением на Юничева. Оськин в своих показаниях от 30.04.2009 и 01.09.2010 говорит – я хранил оружие в подвале своего дома, оттуда его в день покушения и взял. А Богачев заявляет, что за день до покушения Оськин велел ему спрятать сумку с оружием в подвале дома из которого они следили за Юничевым, и в день покушения Оськин забирал её именно оттуда. Так что у них что ли две сумки с оружием было? Или может они одну сумку со стволами целый день через весь Саранск таскали? А может Оськин путает свой дом с домом Юничева? Ну в общем пофантазируйте, думаю, каждый из вас без труда сможет выдумать еще пару-тройку оригинальных объяснений этого феномена!

Ну ладно, вот забрали они из непонятно откуда сумку с оружием и пошли убивать Юничева. А кто в кого стрелял? Оськин в своих показаниях заявляет, что и он из автомата, и Богачев из пистолета стреляли по машине Юничева. А что говорит Богачев? А Богачев в своих показаниях от 02.09.2010 заявляет, что стрелял в воздух, чтобы отпугнуть машину охраны Юничева, которая следовала за его машиной в 20 метрах позади. И представьте себе, по показаниям Богачева – он эту машину напугал и она, развернувшись, с места происшествия уехала.

Ну что, господа присяжные, кому верим? Оськину или Богачеву? Обоим сразу не получается. А ведь Богачев еще и ничего не сказал о том, что из машины Юничева кто-то куда-то убегал. Нет такого эпизода в его показаниях, хотя не помнить о таком любопытном факте он явно не мог…

Впрочем, про машину охраны Юничев, Лемайкин, Чепарев и Грачев тоже ничего не говорят. Не иначе как Оськину подыгрывают. Да и эксперт в ходе исследования №502 от 27.11.1997 нашел в машине Юничева пули из пистолета Макарова. Так что если Богачев и признался в этом преступлении, то признался как-то м-мм… странно, описав какое-то совершенно другое преступление… Ну так и что прикажете делать, кому верить? Богачеву с историей про невидимую машину охраны или Оськину с историей про раздвоение Юничева?..

А чтобы совсем весело было, давайте вспомним показания очевидца и, между прочим, свидетеля обвинения Новокрещина, который прямо заявил, что рост одного преступника был 170-175 см, а второго — 180-185 см. При этом у того что пониже были еще и густые черные брови, сросшиеся на переносице. Вы вот в течении всего процесса и Оськина и Богачева могли разглядеть, ну и кто из них 180 сантиметров ростом, да еще и со сросшимися бровями? Это особенно любопытно с учетом оглашенных 06.02.2015 года в вашем присутствии протоколов медицинского освидетельствования из которого получается, что Оськин (т.10, л.д.140-142) и Богачев (т.10, л.д.161-163) – одного роста: 173 см. Кстати, впервые такие свои показания Новокрещин дал еще в далеком ноябре 1997 года. Тоже не иначе как с прицелом на то, чтобы через пятнадцать лет отмазать от обвинения гражданина Шорчева…

Ну как вам противоречия? Конечно, Оськин наверняка запросто может все объяснить. Да вот только молчит он в ответ на вопросы защиты. Не хочет с нами разговаривать. Ну а обвинение и суд почему-то такие вопросы Оськину не задают. Видимо, считают что и так сойдет. Ну вобщем вы поняли, если хотите признать вину Оськина, Богачева и Шорчева доказанной, то ни в коем случае не верьте никому кроме Оськина! Вообще ни на какие другие доказательства внимания не обращайте. Впрочем, и Оськину не верьте – верьте прокурорам. Уж они то у нас в процессе – истина в последней инстанции.

Впрочем, если поверить Оськину и прокурорам не удалось, то всё на свои места расставляют два других человека, допрошенных в суде. Это Кавайкина Мария Александровна – жена покойного Юничева Р.Б. и его друг — Потянов Игорь Анатольевич, допрошенные 06.02.2015 года. Так вот согласно их показаниям, покушение на Юничева (между прочим, со слов самого Юничева) организовали его старые знакомые и партнеры по бизнесу — Кошкин и Куликов. А в покушении участвовал гражданин Пелькин, он же «Старпом». Юничев узнал Пелькина о чем и сообщил своей жене и своему другу. Причем описание внешности этого Пелькина совпадает с описанием внешности одного из убийц, данных свидетелем Новокрещиным — крупного телосложения, высокого роста. И мотив этого покушения жена и друг Юничева тоже называют — Юничев подозревал Кошкина и Куликова в хищении денег из общих коммерческих предприятий, вот и решили Кошкин и Куликов партнера по бизнесу убрать, во избежание неудобных вопросов. Кстати, и описание совершенного преступления, данное его непосредственным очевидцем – Потяновым — в полной мере соответствует показаниям Новокрещина, Юничева, Лемайкина, Чепарева и Грачева. Потянов подтвердил, что Юничев из машины, после начала обстрела, не убегал, а наоборот — нажал на педаль газа и уехал. Кавайкина это тоже подтверждает, добавляя слова самого Юничева о том, что если бы он замешкался на месте происшествия — его бы точно убили.

Ну а совсем всё встает на свои места, если мы вспомним из показаний опять-таки Кавайкиной и Потянова, что Юничева в конечном счете убили именно Куликов и Кошкин… Вообще Кошкин, Куликов и Потянов — ребята очень интересные, и о них можно было бы сказать много любопытного, но, к сожалению, они в число подсудимых не входят, а значит разговоры о них и об их причастности к покушению на Юничева являются, по мнению председательствующего судьи, незаконными…

Причем же здесь Оськин, Богачев и Шорчев? А при том, что кое-кому Куликов и Кошкин не интересны, им интересен Шорчев и имущество Мордовского торгово-промышленного союза…

ПОКУШЕНИЕ НА МАНЕРОВА

Ну ладно, чего мы всё Юничев да Юничев, Оськин да Оськин. Ну ошибся он малость в деталях… во всех. По остальным то эпизодам всё тютелька в тютельку сходится. Вот что там у нас следующее? Покушение, а затем и убийство Манерова.

Правда, здесь снова о причастности Шорчева к этому покушению никаких иных доказательств, кроме честного слова Оськина нет, ну да не страшно. У нас же нет никаких оснований не верить Оськину. Ну действительно, ведь мы с вами не думаем, что Оськин оговаривает Шорчева в обмен на обещание дать ему срок поменьше? Или не избивать его в камере? Не думаем, конечно!..

Итак, покушение на гражданина Манерова, как вы помните, было совершено с помощью взрывного устройства. Вот так просто пришел Оскькин к дому Манерова и, согласно показаниям Оськина от 30.04.2009, положил ВУ на клумбу. Вам не кажется это странным? Откуда Оськин мог знать, куда надо идти, и куда класть взрывное устройство? Вот Оськину это, видимо, тоже показалось странным и в последующем он уже «вспоминает», что оказывается до закладки ВУ, он с Богачевым следил за Манеровым. Воспоминания эти посещают Оськина в ходе дачи показаний 22.05.2009. А за кем же Оськин следил? А вот за кем, согласно оськинских показаний от 30.04.2009, перед покушением на Манерова, Шорчев показал ему фотографию на которой был изображен Манеров (ЦИТИРУЮ): «высокий мужчина, которому было около 40 лет, в передней части лысина». Да, кстати, вы умеете определять рост человека по фотографии? Оськин – умеет. Впрочем, внешность Манерова непостижимым образом меняется через год, 01.09.2010 года Оськин описывает Манерова уже как высокого мужчину 30-35 лет, с длинными русыми волосами, крепкого телосложения. Вам не кажется, что за прошедший год Манеров на своей фотографии несколько оброс и помолодел?

Ну да ладно, что мы всё о Манерове да о Манерове? Давайте поговорим о взрывном устройстве. Вернее сказать, давайте предоставим слово Оськину, что он там нам про ВУ рассказывал? Ну это смотря в какой день. Например, 30.04.2009 – взрывное устройство было цилиндром диаметром 10-12 см и высотой 15-20 см с отверстием посередине. А 01.09.2010 – взрывное устройство превратилось в «полусферу длинной 16 см». Взрывное устройство-трансформер. В зависимости от времени допроса превращается то в цилиндр, то в полусферу. Уникальная армейская разработка. Вы в это верите? А чтобы вынести обвинительный вердикт – по этому эпизоду придется поверить. Понимаю, неприятно, противоестественно, но по-другому — никак, либо вы признаете, что цилиндр и полусфера это одно и то же, либо придется признать, что Оськин никакого взрывного устройства в руках отродясь не держал. Или держал? Или держал, но не Оськин? О чем это я? Да об установке этого полусферно-цилиндрического взрывного устройства. Согласно показаний Оськина от 30.04.2009, он собрал и установил взрывное устройство один. Согласно показаний Оськина от 22.05.2009 – Оськин устанавливал ВУ вместе с Богачевым. А согласно показаний Оськина от 01.09.2010 — Оськин с Богачевым еще и проверили работоспособность установленного ВУ. Оськин так и говорит, что он отошел от ВУ и нажал на кнопку пульта дистанционного управления – сигнал прошел. Вот мне интересно, как это Оськин узнал, что сигнал прошел, бомба бабахнула что ли? Впрочем, необычное сферически-цилиндрическое взрывное устройство и устанавливаться должно необычно, так что ничего удивительного, что его то один Оськин устанавливает, то вместе с Богачевым, и ничего страшного, что сигнал на подрыв проходит, но взрыва не происходит. Бывает, дело то житейское-)

Наконец, мы вплотную подходим к взрыву. «Ну здесь то какие могут быть сюрпризы?» — подумаете вы, и будете в корне не правы. Снова процитируем господина Оськина (здесь, кстати, он не радует нас разнообразием версий — во всех трех протоколах описание дня покушения выглядит одинаково). Приехал Оськин к дому Манерова в 7 часов утра, прождал около трех часов (в одном из протоколов уточняет — до 10-11 утра), но Манеров не вышел и Оськин уехал домой, а на следующий день узнал, что ВУ само взорвалось. Вроде бы ничего интересного, но подождите. Согласно протокола осмотра места происшествия от 19.11.1997 года (этот протокол вам оглашался стороной обвинения в качестве доказательства обвинения), следственно-оперативная группа начала осмотр места происшествия (места взрыва) в 9 часов 25 минут! И продолжала его аж до 11:10. А сообщение о взрыве группа получила в 9:15. Свидетель Ермаченко Евгений Николаевич, допрошенный 03.04.2015 года, сообщил о том, что Манеров в этот день вышел из дома около 8 часов утра и он (Ермаченков) отвез его в офис, правда, вскоре Манерову позвонила его жена и сказала, что у дома произошел взрыв и Манеров срочно вернулся домой.

То есть получается совершенно сюрреалистичная картина. Представьте: двор дома Манерова, невдалеке стоит дом, в подвале которого сидит Оськин. Он сидит там не просто так, он ждет, когда выйдет Манеров чтобы взорвать ВУ. В общем Оськин сидит и ждет, смотрит с тоской и надеждой на дверь подъезда откуда должен выйти Манеров. В девятом часу Манеров выходит и уезжает на машине в офис. Оськин сидит. В девять часов взрывное устройство, заложенное Оськиным взрывается. Оськин сидит и ждет. В девять двадцать приезжает следственно-оперативная группа и начинает осмотр места взрыва. Оськин сидит и ждет. Приезжает и сам Манеров. Оськин сидит. В одиннадцать часов следственная группа заканчивает осмотр и уезжает, а Оськин решает — ну раз менты уехали, то и мне здесь больше делать нечего, видно не судьба сегодня Манерова взорвать. И уходит.

Барон Мюнхгаузен нервно курит в сторонке! А ведь еще было знаменитое покушение на Манерова в Автошколе

МАНЕРОВ УБИЙСТВО

Ну ладно, не срастается у обвинения с покушениями на Манерова, но уж убийство то, наверняка, доказали на все сто?!

Как вы, вероятно, помните, убийство Манерова произошло в его же офисе. При этом проникли в офис, а затем покинули его убийцы весьма изобретательным способом. Ночью, через крышу и чердак они пробрались точно на то место, под которым располагалась подсобное помещение драмтеатра. Проломили перекрытия чердака, да еще и рядом со стеллажами по которым можно было спуститься с трехметровой высоты потолка, и попали в подсобное помещение. Затем, каким то чудом, точно угадав место в стене в полкирпича толщиной, пробили дыру как раз в кладовку офиса Манерова (а ведь могли бы начать долбить капитальную стену здания старой постройки, вот была бы потеха) в которой (вот чудеса!) именно в это время не работала сигнализация. В этой кладовке, по версии обвинения, Оськин и Богачев и дожидались прихода Манерова. Ну а после убийства — покинули офис Манерова тем же самым маршрутом.

Сами понимаете, чтобы провернуть всё вышеописанное, Оськин должен был длительное время изучать внутреннюю планировку помещения, устройство перекрытий, материалы стен… В общем – это очень кропотливая работа.

Ну а что там Оськин сам по этому поводу говорит?

Протокол допроса Оськина от 23.04.2009 года: «В один из дней декабря, я один, ночью, осмотрел снаружи офис Манерова и решил что проникнуть туда можно через крышу». Вот так, ни больше и ни меньше. Вы, господа присяжные, умеете по наружному осмотру здания определять внутреннюю планировку и материал изготовления стен и перекрытий?.. А Оськин умеет. Пошел бы в строители – цены бы ему не было. Или в поликлинику – вместо рентгеновского аппарата.

Но, может быть, Оськин просто ошибся или поскромничал? Может быть, в следующих своих допросах он рассказал более подробно как именно ему удалось наметить такой путь проникновения? Протокол допроса 15.05.2009 года — снова краткий осмотр офиса Манерова снаружи и блестящая догадка о том, что проникнуть внутрь можно через крышу муздрамтеатра. Протокол допроса от 22.05.2009 – снова тоже самое. Нет, вру, не то же – теперь, оказывается, что осмотр офиса Манерова Оськин проводил вместе с Богачевым. Где был Богачев в ходе допросов от 23.04.2009 года и 15.05.2009 года Оськиным не уточняется. Впрочем, о том как Оськин смог определить материал стен и перекрытий (из чего сделать вывод о том, что их можно взломать) сам Оськин нигде не говорит. Зато в каждом протоколе упоминает набор инструментов, который они с собой взяли. Еще б Оськин его не помнил – описание найденного на месте инструмента имеется в материалах дела еще с далекого 2001 года! Так что с инструментами Оськин не путается, зато с расположением и номенклатурой помещений офиса Манерова снова начинается что-то невообразимое…

В допросе от 23.04.2009-го Оськин заявляет, что офис Манерова состоял из трех помещений: комнаты, холла и прихожей. Куда, спрашивается, подевалась кладовка в которой Оськин и Богачев проламывали стену и в которой ожидали прихода Манерова? Не понятно.

Допрос от 15.05.2009 и снова ни слова о кладовке! Допрос от 22.05.2009 — ура! Кладовка, наконец-то, нашлась. Спасибо следствию… А в допросе от 01.09.2010 — кладовка снова пропала: офис Манерова вновь, как и раньше, состоит из комнаты, холла и прихожей. Вот пусть обвинение нам расскажет — с чем же путает Оськин кладовку? С комнатой, холлом или прихожей? Ну, действительно, ведь кладовка с хозинвентарем так похожа на холл или прихожую, и уж тем более на комнату в которой Манеров занимался своей коммерческой деятельностью. Прямо между лопатами и метелками, да.

А что на следствии говорил об осмотре офиса Манерова Богачев? 24.04.2009 он сообщил, что примерно в течении недели следил за офисом Манерова по указанию Оськина и только в самый первый день следил за офисом вместе с Оськиным. Богачев подтверждает эти показания и в допросе от 02.09.2010. Вот тебе и на! Кто ж в таком случае врет, и главное зачем? А может просто Оськин и Богачев за разными офисами следили? Ну действительно, было же раньше два Юничева, почему бы не быть двум офисам Манерова?

Кстати, версию о двух офисах подтверждает и дальнейший протокол допроса Богачева. Так с его слов, проломив стену подсобки, они с Оськины попали… Нет, не в кладовку, и не в холл или комнату. Они попали в коридор! Я ж говорю — два разных офиса, и убиты, видимо, два разных Манерова…

А знаете почему такая чехарда в показаниях происходит? Сейчас секрет расскажу. Вы ж помните, когда прокурор оглашал показания Оськина и Богачева, он, в том числе, указывал, кто именно их допрашивал. Так вот в начале следствия их допрашивал один следователь, а в конце другой. И этому второму было мучительно скучно перечитывать ранее данные Оськиным и Богачевым показания. А сами Богачев и Оськин вообще вряд ли помнили, в чем они там добровольно и безо всякого принуждения напризнавались год назад…

Всё на свои места, на самом деле, расставляет допрошенный в зале суда свидетель обвинения Ваганов, который сообщает, что в офисном помещении Манерова были тамбур, большой зал, кабинет Манерова, и кладовка. Кладовки с улицы из окон не видно. В офисе была сигнализация, однако она, на тот момент, не работала. Вот так, не три помещения как в показаниях Оськина и Богачева, а четыре. Впрочем, откуда это было знать Оськину и Богачеву, если они в офисе Манерова ни разу не были?..

А еще есть свидетели обвинения Острецова (т.9, л.д.100) и Мельников (т.9, л.д.106), между прочим, весьма неудобные для обвинения свидетели, которые будучи допрошенными сначала на следствии, а потом и в суде, указывают, что в комнате где был убит Манеров освещение было приглушенное и недостаточное. Вопрос: как Богачев и Оськин узнали Манерова в полутьме, если до этого видели его только на фотографии? А если бы это вовсе не Манеров пришел, тогда как?

Так что же за чертовщина творилась в офисе Манерова? Здесь я отступлюсь от своего правила пользоваться только доказательствами обвинения и сошлюсь на показания свидетеля защиты.

03.04.2015 года мы допрашивали одного из близких людей Манерова – Ермаченкова Евгения Николаевича. Если не помните, так я напомню, что по его словам, незадолго до убийства Манерова, в его офис приходила пожарная инспекция в составе которой был какой то (как его представили) стажер, среднего возраста одетый в гражданское. Этот человек детально осмотрел помещение, забирался на чердак, обстукивал стены, в общем проявлял любопытство явно переходящее приличия и нормы пожарной безопасности.

Что, для следствия было непосильной задачей найти и допросить Ермаченкова? Кажется, следствие просто не хотело, чтобы эти обстоятельства стали известны… А теперь того же не хочет и суд! Для защиты очевидно, что именно с поиска этого «стажера» и надо было начинать расследование, но проще оказалось получить, не знаю уж каким образом, псевдопризнательные показания от Оськина и Богачева. Почему так, кто убийца и за что убили Манерова? Всё это опять, к сожалению, не является предметом доказывания по данному делу, а значит я про это рассказывать не могу, ибо рискую вновь вызвать «праведный гнев» председательствующего…

УБИЙСТВО СЮБАЕВА

Убийство Сюбаева стоит особняком среди преступлений, вменяемых Юрию Шорчеву. Версию обвинения, в данном случае, никакие доводы разума и здравого смысла уже не ограничивали в принципе. Согласно ей, убийство Сюбаева Шорчев, якобы, решил совершить лично. Второй человек (по обвинению) после Борисова, подпольный финансовый воротила, руководитель бригады исполнителей – тем не менее он зачем-то (обвинение так и не смогло придумать зачем именно) решает совершить это преступление самостоятельно. А как же риск, а как же весьма специфические навыки маскировки, стрельбы и ухода от погони? А никак…

Ну ладно, это все лирика. Давайте обратимся к фактам, причем к тем фактам, которые мы установим, изучив доказательства собранные не какой-то там продажной и беспринципной защитой, а нашими замечательными рыцарями обвинения.

Основным (а вернее сказать единственным) доказательством причастности Шорчева к этому преступлению являются… Вы не поверите… снова показания господина Оськина. Больше ничего. С учетом этого, мы лишены возможности сравнить признательные показания Оськина даже с, например, признательными показаниями Сорокина или Богачева. Казалось бы, уж теперь у обвинения не будет тех досадных оплошностей с раздваивающимся Юничевым или рентгеновским зрением Оськина, проникающим сквозь конструкции зданий. Сравнивать то нечего. Но следствие не было бы следствием, если бы даже в таких стерильных условиях не смогло бы добыть и приобщить к делу парадоксальные, взаимоисключающие доказательства…

Начинаем читать протокол допроса Оськина от 30.04.2009 – это первые его показания, в которых он упоминает убийство Сюбаева. Читаем протокол допроса и с первых же строк зарабатываем вывих мозга. Так Оськин утверждает, что весной 2000 года Шорчев дал ему указание следить за Сюбаевым. В свою очередь Оськин перепоручил слежку Богачеву, который через несколько дней сообщил Оськину о том, где живет Сюбаев. Эту информацию Оськин довел до Шорчева и далее «в один из дней марта» Оськин и Шорчев пошли убивать Сюбаева.

Господа, кто помнит, с какого месяца у нас начинается весна? Думаю, обвинение не станет обвинять защиту в подтасовке фактов, если я возьму на себя смелость утверждать, что весна начинается с марта? Не станет? Спасибо. То есть поручение следить за Сюбаевым Оськин получил ну никак не раньше 1 марта. Потом прошло несколько дней на слежку, на переговоры Оськина и Богачева, Оськина и Шорчева, разработку плана, поиски оружия. И вот день убийства. Когда там у нас был убит Сюбаев? Ой. 2 марта 2000 года. То есть несколько дней слежки пролетели как один день. Во всяком случае в версии Оськина. Кстати, не думайте, что это случайная ошибка, эту свою версию Оськин подтверждает и в допросе от 15.05.2009-го.

Впрочем, к 29 мая 2009 года следователь начинает подозревать, что что-то здесь не так, и тогда появляются новые еще более правдивые, чем предыдущие показания Оськина в которых он заявляет, что указание о слежке за Сюбаевым было им на самом деле получено еще в феврале 2000 года. Ура, наконец то с третьей попытки следователю и Оськину удалось выдумать что-то более-менее правдоподобное, ну а чо? Бумага все стерпит!

Однако после тех памятных показаний от 29.05.2009 года Оськин давал еще одни показания – 01.09.2010-го, т.е. чуть ли не через полтора года. Так вот в этих показаниях Оськин снова возвращается к первоначальной версии – Шорчев дал ему указание следить за Сюбаевым ВЕСНОЙ, а не в феврале 2000 года. Ну и как нам и Вам с этим быть? А ведь Оськин в суде прямо заявил, что подтверждает свои показания в полном объеме. То есть и те, по которым он следил за Сюбаевым в феврале, и те, по которым он следил за Сюбаевым с марта…

Ладно, оставим этот досадный эпизод в покое. Посмотрим как, по показаниям Оськина, осуществлялось само убийство Сюбаева: Оськин и Шорчев подъезжают к месту преступления и идут в подвал одного из домов переодеваться. Сразу возникает вопрос: а почему Оськин и Шорчев были уверены, что они смогут там найти место чтобы переодеться? Как им удалось найти это место сразу, ведь согласитесь, что подвалы домов обычно держат закрытыми. Тогда как? Неужели Оськин вновь применил свое рентгеновское зрение, так выручившее его при убийстве Манерова? Видимо так, поскольку иных объяснений Оськин давать отказался… Короче, в подвале ближайшего дома Оськин и Шорчев переоделись.

Теперь открываем протокол Оськина от 29.05.2009 года и читаем: «По дороге мы зашли в подвал одного дома, там ПОВЕРХ ОДЕЖДЫ НАДЕЛИ СПОРТИВНЫЕ КОСТЮМЫ, взяли сумку с оружием и пошли к дому Сюбаева». Поправьте меня если я ошибаюсь, но получается, что Оськин и Шорчев надели спортивные костюмы поверх в том числе и зимних курток? Дело, напомню, происходит 2 марта – на второй день после окончания календарной зимы. Впрочем, может быть на улице было жарко и поэтому «на дело» Шорчев и Оськин пошли в трусах и майках? Открываем протокол осмотра места происшествия от 2 марта 2000 года (т.7, л.д.189) который, кстати, было оглашен вам стороной обвинения и читаем: «Осмотр производится при естественном освещении, при температуре +2 градуса °С. Не слишком ли прохладно для нудистов?

Дополнения Оськина к протоколу от 29.04.2009 не дают оснований трактовать его слова как-то иначе. Согласно им, Оськин и Шорчев действительно надевали костюмы поверх зимней одежды, Оськин при этом особо уточняет, что у него была зимняя прямая кожаная куртка. Далее Оськин говорит: «Переодевались в болоньевые спортивные костюмы, у меня – темно-синий, у Шорчева либо синий, либо черный. Одежду из дома, наверное, принесли у кого что было. Каждый сам себе принес, я — свое, Шорчев — свое». Мда, правдоподобно…

Еще одно пикантное дополнению к образу профессиональных киллеров. В ходе осмотра места происшествия, следствие обнаружило следы обуви, а в дальнейшем в подвале дома, где убийцы переодевались, т.е. в подвале д.48 по ул.Пушкина были изъяты две пары кроссовок. При этом, согласно экспертизы в т.8 на л.д.202-208 размер серо-розовых кроссовок — 45, а синих — 46.5. Напоминаю, что размер обуви у Шорчева и Оськина 42-й. То есть если спортивные костюмы Оськин и Шорчев надевали, по словам Оськина, на зимние куртки, то кроссовки они видимо натянули на валенки. И в таком зловещем виде, они как на лыжах, поскользили в кроссовках 45 размера к дому Сюбаева. Кроссовки эти Вы видели, кроссовки явно ношенные, тем более что и сам Оськин говорит, что де кроссовки и он и Шорчев принесли свои. Получается, что далеко не самый бедный житель города Саранска – Ю.В.Шорчев систематически носил кроссовки на три размера больше его собственного. Только один вопрос: ЗАЧЕМ ОН ЭТО ДЕЛАЛ?

В таком виде им даже стрелять в Сюбаева не потребовалось бы, он сам бы умер от смеха, когда такое увидел. А если не умер, то добило бы его зрелище, как эти два персонажа, уподобляясь медвежонку Винни-Пуху, пытаются пролезть в подвал через окошко шириной 25 см. Но до этого мы еще дойдем…

А пока другая деталь одежды киллеров, которая не дает мне покоя. По показаниям Оськина, ни он, ни Шорчев масок на лица не использовали. Само по себе это уже странно. Шорчев к тому времени был достаточно известный в бизнес кругах Саранска человек, и вот так «с открытым забралом» он вдруг идет расстреливать Сюбаева, по типу — «Узнают, и фиг с ним, как-нибудь отбрехаюсь».

По версии следствия и показаниям Оськина, Шорчев и Оськин перед убийством переодевались в другую одежду. Зачем? Вероятнее всего, чтобы их не узнали. Логично? Получается, что Оськин и Шорчев не хотели, чтобы их узнали по одежде, но при этом им было все равно – узнают ли их по лицам. Полный сюрреализм? Нет, версия следствия! По чему проще узнать человека – по лицу или по одежде? Сколько в Саранске болоньевых спортивных костюмов и сколько людей, похожих на Шорчева и Оськина? Полагаю, цифры не сопоставимые.

Впрочем, свидетели убийства – тот же допрошенный на следствии, и в суде Варварин, утверждают, что у убийц на лицах были маски. Кому будем верить – Варварину и здравому смыслу, либо Оськину и прокурорским выдумкам?..

Дальше Шорчев и Оськин, в спортивных костюмах поверх зимних курток, идут к дому Сюбаева и пролезают в его подвал через окно. Снова вопрос: откуда они знали, что попав в подвал по нему можно будет пройти до выхода из подъезда Сюбаева? Почему были так уверены, что дверь подвала не будет закрыта на замок? Снова рентгеновское зрение Оськина? То есть следил за Сюбаевым Богачев, а Оскькин с Шорчевым, оказывается, знают не только где живет Сюбаев, но и планировку подвала его дома. Откуда? Если они так хорошо осведомлены, зачем было посылать следить Богачева? Откуда вы все это знали, Оськин? Нет ответа.

Дальше, Оськин и Шорчев приходят к двери, ведущей из подвала на улицу, которая расположена рядом с дверью подъезда Сюбаева. Дверь подвала закрывалась изнутри на шпингалет, — сообщает нам Оськин. Откуда Оськин и Шорчев знали о том, что дверь подвала можно открыть с внутренней стороны, если раньше они в этом подвале не были? Опять ясновидящий Оськин помог? И на этот вопрос ни у Оськина, ни у следствия ответа нет. Ответ есть у защиты. Вот только если я скажу как все было на самом деле, меня обвинят в давлении на присяжных заседателей. Так что догадывайтесь сами… Впрочем, в ходе допроса 29.05.2009-го Оськин наконец-таки, вспомнил, что за день до убийства они с Шорчевым вроде как осматривали местность и подвал дома Сюбаева. Возникает вопрос: почему же Оськину потребовалось целых три допроса, чтобы только на третий раз, да и то только после уточняющих вопросов следователя, вспомнить это немаловажное обстоятельство? Для меня ответ очевиден. Этот предварительный осмотр такая же выдумка, как и все остальные показания Оськина о данном убийстве. Выдумка, которой следствие пыталось на скорую руку исправить свои собственные огрехи. Как всегда получилось смешно и неубедительно…

Через час после того как Шорчев и Оськин пришли к двери, из подъезда вышел Сюбаев. Тогда Шорчев выбежал и стал по нему стрелять, — повествует Оськин. И снова вопрос: а как Шорчев и Оськин узнали, что это вышел именно Сюбаев? Логично предположить, что они каким-то образом наблюдали за территорией возле подъезда, но как? Оськин об этом ничего не говорит. Тогда как они через подвальную дверь смогли опознать Сюбаева? По голосу, запаху, по биополю в конце концов? Нет ответа. Снова ясновиденье Оськина, не иначе. В ходе допроса 15.05.2009 Оськин, понимая всю нелепость ситуации, заявляет что де территория возле подъезда просматривалась через подвальную дверь. Ну да, конечно, у нас двери в подвалы делают стеклянными. Ладно, теперь обратимся протоколу допроса Оськина от 29.05.2009-го, а в нем Оськин говорит: «Мы стали ждать, когда выйдет Сюбаев. Затем услышали шум и топот в подъезде и поняли, что выходят люди… Шорчев вышел и стал стрелять из автомата». Здорово, правда?! Представляете себе, как должен был топать Сюбаев и охранники, чтобы их топот было слышно даже в подвале? И потом, получается, что утром в рабочий день из подъезда дома Сюбаева никто, кроме него, не выходил в течении часа! Угу.

Согласно осмотру места происшествия, каких-либо дырок, окон, и смотровых щелей в подвальной двери обнаружено не было. Зато следователи нашли кое-что другое очень интересное! На подвальной двери, с ВНУТРЕННЕЙ стороны имелась щеколда. То есть получается, что именно эту подвальную дверь, расположенную рядом с подъездом Сюбаева, можно было открыть и закрыть изнутри! Товарищи присяжные, может быть я отстал от жизни, но я не понимаю, кому и зачем может понадобиться закрывать подвал многоквартирного дома ИЗНУТРИ?! Вот в подвалах ваших домов такая возможность есть? И в моем тоже нет. Запор на подвальной двери изнутри примерно так же несуразен, как запор на туалете снаружи. Тогда зачем это сделано? И вот тут я могу привести только одно единственное объяснение. Эту щеколду на дверь навесили настоящие убийцы, когда готовили покушение. Вот теперь все разумно и ясно. Они сделали это для того, чтобы никто не мог открыть подвальную дверь снаружи и помешать их планам, но при этом сами они могли в любой момент выскочить из подвала, открыть огонь, а после совершения убийства снова убежать в подвал и закрыть за собой дверь. Логично? Логично. Вот только Оськин нам ничего о том, что они с Шорчевым прикручивали к двери этот запор не говорит. А не говорит, потому что не знает о его существовании, а следователь вовремя не подсказал…

Отдельного разговора заслуживает автомат из которого убивали Сюбаева. Вернее – автоматы. Почему во множественном числе? А вот слушайте. Согласно показаний Оськина от 30.04.2009, 15.05.2009 и 01.09.2010 года автомат был в сумке, а сумку после убийства они оставили в подвале дома в котором они переодевались в спортивные костюмы.  Согласно протокола допроса от 29.05.2009 года, Шорчев выкинул автомат в подвале дома Сюбаева. Наконец, согласно протокола осмотра места происшествия от 2 марта 2000 года (т.7, л.д.202), автомат обнаружен в метре от наружной стены дома, недалеко от того подвального окна дома Сюбаева через которое якобы Оськин и Шорчев влезали и вылезали. Итого, у нас имеется три автомата из которых Шорчев убивал Сюбаева – один в подвале дома Сюбаева, один в подвале дома, где Оськин с Шорчевым переодевались, и еще один на улице. Ну а что, если Юничев мог раздвоиться, почему бы автомату не растроиться?

Теперь давайте поговорим про подвальное окно, через которое у нас, по версии обвинения, Оськин с Шорчевым лазили в подвал Сюбаева. В допросе от 29.04.2009-го Оськин заявляет, что окно имело размеры метр на полметра. Вполне приличное окно, через которое средних габаритов человек сможет пролезть. Всё бы хорошо, да вот только согласно протокола осмотра места происшествия в т.7 на л.д.202 это самое «окно» представляет собой «прямоугольник размером 80 на 25 сантиметров». Куда делось окно о котором говорил Оськин? Получается, что он ошибся практически в два раза! Каково двум взрослым мужикам, да еще и в спортивных костюмах, надетых поверх зимних курток, протискиваться через такое отверстие? Прибавьте к этому, что делать это пришлось дважды, причем в стрессовой ситуации, причем с сумкой с оружием в руках. Да и само это отверстие в стене дома, а несущая стена дома, это все-таки сантиметров 30-40 кирпичной кладки. Правдоподобно?

Одним словом, нестыковки в показаниях, выдающие фальсификацию – это прямо-таки фирменный стиль следствия по этому делу. Ладно Оськин, он человек подневольный, что с него взять… Но ведь прокуратура умудрилась пригласить сюда для дачи показаний супругу погибшего Сюбаева – гражданку Сюбаеву. Здесь Сюбаева рассказала нам о том, что де перед убийством её мужа у него произошел конфликт с Шорчевым и Борисовым, и этот конфликт якобы был в связи с деятельностью магазина «Глобус» и рынка «Ринг». Вроде бы все складно, да вот только до тех пор, пока по инициативе защиты не были оглашены ее же показания на предварительном следствии.

Показания Сюбаевой Ж.П. из т.8, л.д.92-93 и т.11, л.д.208-211: «О своих делах он мне ничего не рассказывал. Я не знаю, были ли у моего мужа в последнее время напряженные отношения или ссоры. О его долгах мне так же ничего не известно… Где-то после нового года я заметила, что муж чем-то взволнован и у него бывало плохое настроение. Когда я его спрашивала о причинах его плохого настроения, он мне ничего не говорил. Насколько мне известно, никто ему не угрожал».

То есть в тот же день, 2 марта 2000 года, Сюбаева ни о каких конфликтах мужа и Борисова не знала, а зато через 9 (!) лет, когда дело запахло миллионными компенсациями с Шорчева, память Сюбаевой вдруг прояснилась. Просто чудо какое-то!

И еще один момент. Историю магазина «Глобус» вы знаете. Изначально он был муниципальной собственностью. Потом, в 2001 году (то есть через год после убийства Сюбаева), его приобрела гражданка Аксенова и только в 2002 году собственником заведения стал — и до сих пор является — ООО «Комфорт», одним из учредителей которого был Борисов. Где тут Сюбаев? Да нигде! Но даже если поверить Сюбаевой и предположить, что Сюбаев действительно претендовал на магазин «Глобус» (который в это время принадлежал муниципалитету и вопрос о его продаже даже не был в повестке дня), то кто там у нас в итоге «Глобус» то приобрел? Аксенова Эльвира Хакимовна. Следуя железобетонной логике прокурора – она Сюбаева и убила. А по чьему заданию Аксенова приобрела «Глобус» — с её слов, по указанию Арюткина Валерия. Снова рассуждаем по-прокурорски — значит они вдвоем Сюбаева и хлопнули. Как раз ведь убийц двое было. Ведь конфликт, по утверждению супруги Сюбаева, был именно из-за «Глобуса». Всё сходится.

С рынком «Ринг» история другая. Да, пока Сюбаев был жив, он его негласно контролировал. Не стало Сюбаева и рынок перешел под контроль людей из его же группировки. Кого именно — сказать не могу, поскольку их на скамье подсудимых нет, а значит меня прервут… Вот и получается, что ни Борисов, ни Шорчев рядом с этим рынком никак не «засветились». Но это никак не мешает следствию обвинять во всех тяжких именно Шорчева…

Ну и «вишенка на торте». 21 октября 2013 года показания давала потерпевшая Лаврентьева Раиса Васильевна. Ее сын, охранник «Светтехстроевского авторитета» Сюбаева, во время убийства последнего в 2000 году получил серьезное ранение головы, но остался жив. После допроса прокуроры зачитали протоколы осмотров и результаты экспертиз… Вдруг гособвинитель осекся – это он дочитал до заключения эксперта №32 от 05.04.2000 года в томе №8 на листах дела 171-189. Прокурора можно понять. В заключении эксперта указано, что на экспертизу предоставлен «…кожный препарат с ТРУПА Лаврентьева А.Б.». Со стороны защиты следует вопрос потерпевшей Лаврентьевой: «Так ваш сын жив или мертв?». Он-то жив, но вот по заключению эксперта – мертв, да к тому же с головы у него изъят «кожный препарат», лоскут кожи размерами 2 х 1,5 см.

Можно было бы подумать, что в заключение эксперта просто вкралась опечатка. Однако дело в том, что по медицинским документам, имеющимся в деле, кожный препарат изымался у неизвестного мужчины. При этом даже неизвестно, живой он был или мертвый. И только в заключении эксперта указывается, что это кожный препарат с головы трупа Лаврентьева… «Как же так можно дела расследовать?», — наверняка воскликнут некоторые из вас. «А вот так, запросто», — ответит прокуратура.

ПОКУШЕНИЕ НА ВИТТЕНБЕРГА

Если факты противоречат версии обвинения, тем хуже для фактов! Следователю куда лучше, чем самому потерпевшему знать — кто в отношении кого и какое именно совершил преступление. Думаете абсурд? Ну да, абсурд. Но узаконенный. Вот с Виттенбергом получилось именно так. Виттенберг, еще когда был жив, сообщал следствию о том кто, за что, и по чьему указанию собирался его убить. Следствие терпеливо дождалось пока Виттенберг умрет, после этого быстренько получило от Оськина псевдопризнательные показания и довменило эпизод Виттенберга Шорчеву. А что же с показаниями самого Виттенберга? А ничего. Так что, граждане присяжные, либо признавайте что вы сейчас на Средиземном море отдыхаете, либо давайте все-таки будем верить Виттенбергу.

Цитирую показания Виттенберга, данные им 20 мая 2009 года: «Винокуров сообщил мне, что Танимов Александр, являющийся лидером группировки «Химмаш», поручил ему передать мне, что я должен платить его группировке за «крышу»… На требование платить указанной группировке я ответил категоричным отказом.

В первой половине 2000 года, точную дату не помню, ко мне обратился Александров Владимир по кличке «Могучий», который, как мне было известно от кого то из знакомых, являлся бригадиром ОПГ «Химмаш» и непосредственно находился под руководством Танимова … Александров попросил меня устроить Бухтеева Николая на должность директора Парка культуры и отдыха им.Пушкина г.Саранска… Бухтеев был назначен на должность директора данного парка. Однако, за время работы Бухтеев проявил себя отрицательно. Представители ОПГ «Химмаш» активно пользовались тем, что парком руководит «их» человек, в связи с чем на территории парка осуществлялась незаконная торговля. Из-за этого через некоторое время с занимаемой должности Бухтеев был уволен.

Через некоторое время от знакомых мне стало известно, что Танимов факт смены его человека на посту руководителя парка расценил как попытку с моей стороны прибрать парк к своим рукам, в связи с чем последний угрожал мне применением ко мне серьезных мер воздействия, вплоть до убийства.

7 февраля 2001 года примерно в 9 часов, когда я вышел из подъезда дома №6 по ул.Есенина г.Саранска и вместе с охранником А.Костеняном сел в свою машину марки «ВАЗ-2110», члены преступной группировки «Химмаш» совершили подрыв взрывного устройства. … Тяжелых последствий удалось избежать в связи с тем, что я и охранник успели сесть в машину. Данные преступления были организованы членами ОПГ «Химмаш» для того, чтобы отомстить мне за несогласие платить им за «крышевание», а также за то, что я якобы пытался вывести парк из-под их контроля».

Все, граждане присяжные. Какие еще доказательства невиновности Шорчева Ю.В. и непричастности Оськина с Богачевым к данному преступления вам еще могут быть нужны? Сам потерпевший прямо указывает, кто и за что ему угрожал. Бери проверяй, арестовывай, направляй в суд. Но вместо этого обвинение в очередной раз принялось огород городить. Нагородили. Покушение на Виттенберга в показаниях Оськина отражено, прямо скажем, слабенько. Никаких эксклюзивных подробностей. Только то, что надо для формального обвинения.

Показания Богачева, якобы тоже принимавшего участие в этом покушении, почти совпадают с показаниями самого Оськина. Ну правда Оськин заявляет, что следили они с Богачевым за Виттенбергом две недели, а Богачев что 3-4 дня, и про бомбу Оськин говорит, что для ее изготовления использовал металлические элементы, которые привез Богачев, а Богачев заявляет, что Оськин их забраковал и сходил купил гвоздей сам. В сравнении с нестыковками и противоречиями из других эпизодов (о которых говорилось выше), обращать внимание на такую мелочевку – совершенно несерьезно.

Давайте лучше зададимся одним единственным вопросом: почему, несмотря на подрыв взрывного устройства, Виттенберг и его охранник все-таки выжили и мало того, что выжили, так еще и каких-либо серьезных телесных повреждений не получили? Оськин на этот вопрос ответа не дает, так что придется искать его самим. Благо занятие это не трудное, а наоборот – интересное и познавательное. И первое, что нам следует выяснить, а вообще Оськин этот взрыв сам то видел или пересказывает его с чьих-то слов?

Вот что нам Оськин говорит в своих показаниях от 08.09.2009 года – вышли охранник с Виттенбергом из дома, Оськин нажал кнопку и раздался взрыв, после чего Виттенберг с охранником сели в машину и уехали, при этом Оськину даже не было известно — получил Виттенберг какие-либо повреждения или нет.

В то же время сам Виттенберг в своих показаниях говорит о том, что он успел сесть в машину и только после этого произошел взрыв. То есть либо радиосигнал от оськинского детонатора шел к взрывному устройству со скоростью пьяной черепахи, либо Оськин специально подождал, пока Виттенберг сядет в машину. В любом случае Оськин настаивает на том, что сначала произошел взрыв, а только потом Виттенберг сел в машину, чем выдает свое неучастие в этом покушении.

22.10.2013 года давал показания водитель Виттенберга Назимов и охранник Костонян. Так вот, оба они сказали, что после взрыва они никуда не уезжали, а ждали приезда милиции. Получается, что Оськин снова описывает события из какой-то параллельной вселенной… Кстати, полагаю что истинные исполнители этого взрыва и не планировали убивать Виттенберга. Скорее, его хотели напугать и получить что-то требуемое. Во всяком случае после этого покушения Виттенберг жил еще долго и счастливо и умер от вполне естественных причин. Чем он откупился от убийц остается только догадываться, эту тайну он унес с собой в могилу. Впрочем, сведения на эту тему в обвинении Шорчева отсутствуют, вопросов вам таких ставится не будет и, следовательно, рассуждать на эту тему я, исходя из позиции председательствующего, не имею права. Так что оставим Виттенберга и переходим к следующему эпизоду.

УБИЙСТВО УСМАНОВА

Убийство человека – это всегда трагедия, но и это конкретное убийство сторона обвинения также превратила в фарс. К этому эпизоду, по версии обвинения, имели отношение и Оськин, и Богачев, и Сорокин. Все трое давали по нему показания, в результате обвинением достигнут новый качественный уровень неразрешимых противоречий в показаниях так называемых «соучастников»…

Противоречия в показаниях Оськина, Богачева и Сорокина начинаются с первых же слов – с описания постановки задачи на убийство Усманова. В допросе от 23.04.2009 года Оськин утверждает, что фотографию Усманова и пистолеты для его убийства, он передал Богачеву и Сорокину одновременно. В протоколе от 29.05.2009-го Оскьин уже заявляет, что сначала он передал Сорокину и Богачеву фотографию Усманова и только по прошествии нескольких дней пистолеты. В допросе от 01.09.2010-го Оськин говорит, что передал пистолеты Богачеву и Сорокину за 1-2 дня до убийства, но при этом показывает, что сами пистолеты хранились у него длительное время, а на хранение их ему передал Шорчев. Но как, в таком случае, быть с утверждением Оськина в допросе от 23.04.2009-го о том, что пистолеты Шорчев передал ему вместе с фотографией Усманова? Кто-нибудь может непротиворечиво согласовать все эти истории? Я – нет.

Допросы Богачева и Сорокина тоже не вносят ясности, а запутывают все еще больше. Берем протокол допроса Богачева от 24.04.2009 и читаем: Оськин дал указание следить за Усмановым, слежка продолжалась в течении трех недель. После трехнедельной слежки Оськин передал им с Сорокиным пистолеты и сказал, что Усманова надо убить. Так все же, сколько времени прошло от момента передачи фотографии и до момента передачи оружия: в тот же день (как говорит Оськин) или целых три недели (как утверждает Богачев)?

А есть еще допрос Сорокина от 15.12.2011-го. Согласно ему, Оськин познакомил Богачева и Сорокина в конце лета 2001 года. Оськин показал фото Усманова и сказал, что Усманова надо убить НОЖАМИ. Богачев и Сорокин САМИ достали ножи, прождали несколько дней у так называемого «офиса Усманова», но Усманов не появился. Затем Оськин стал привозить Сорокина и Богачева на это место каждый день и передал им два пистолета. В конце «дежурства» Оськин каждый день забирал пистолеты… То есть в показаниях Сорокина всплывают еще и ножи, о которых ничего не горят ни Оськин, ни Богачев. И мало того, что между демонстрацией фотографии и передачей пистолетов прошел значительный период времени (что опровергает показания Оськина), так еще и получается, что Оськин выдавал пистолеты Богачеву и Сорокину ежедневно!

Короче, по-моему Сорокин, Оськин и Богачев решили предложить столько вариантов этого преступления, сколько у нас в процессе присяжных заседателей, чтобы каждый мог выбрать свой, понравившийся вариант.

Есть, правда, в показаниях Оськина, Богачева и Сорокина один общий момент – все они утверждают, что в Дачном переулке, где был убит Усманов, располагался офис Усманова, куда он регулярно приходил. Именно благодаря этой регулярности Оськин, Богачев и Сорокин смогли де высчитать время следующего визита Усманова и убить его. В этом Оськин, Богачев и Сорокин едины, да вот только незадача — не было в этом Дачном переулке у Усманова офиса, да и вообще офиса у него не было, а приходил он туда к гражданину Горелову — решать вопрос совместной установки телефона, да и приходил он туда всего два раза, а на третий раз – 23.08.2001-го его убили.

19.05.2014 года допрашивали господина Горелова. Говорил он много – про себя, про преступность в Саранске, про то какой он великолепный бизнесмен, а вот про встречи с Усмановым он как-то не особо рассказывал. Пришлось оглашать протокол его допроса от 2001 года. И что же там по поводу визитов Усманова говорил нам Горелов? В те времена у Горелова еще не было необходимости спасать трещащее по швам уголовное дело в отношении Шорчева и, подозреваю, что Горелов говорил правду. Так вот он говорил следующее: где-то в середине июля 2001 года, Усманов пришел к нам в офис и сказал, что сейчас он начнет договариваться насчет телефона. Я подтвердил, что телефон мне нужен, и сказал чтобы он договаривался. Усманов в своих личных интересах предложил ему (Горелову) помочь с проведением телефона. Установить его они хотели на двоих через блокиратор. То есть провести телефон и Горелову на АЗС, и в дом тещи Усманова. Примерно в начале августа 2001 года, Усманов приходил к Горелову в офис, сказал что он договорился, Горелов отдал ему несколько бутылок вина, чтобы он отдал их тому с кем договаривался в благодарность. А 23.08.2001 года Усманов пришел к Горелову в офис и сказал, что он договорился о проведении телефона…

То есть получается, что Усманов приходил к нему в офис всего два раза — в середине июля, затем в начале августа! Третий визит 23 августа 2001 года стал для Усманова последним. Выходит, что для того, чтобы хоть как-то подтвердить, что Усманов действительно приходит в этот офис, Сорокин и Богачев должны были начать следить за Дачным переулком с начала июля! Но и в этом случае никакой системы в посещениях Усмановым офиса Горелова выявить не удалось бы, и соответственно — не удалось бы и просчитать, когда именно Усманов придет к Горелову в очередной раз! А из показаний Оськина от 29.05.2009-го вообще следует, что с момента начала наблюдения за «офисом Усманова» до его убийства прошло всего 4 дня.

Богачев же, в показаниях от 24.04.2009 заявляет, что за «офисом Усманова» они с Сорокиным следили около трех недель и выяснили, что Усманов приходит в офис один-два раза в неделю! И это при том, что, по показаниям Горелова, Усманов приходил к нему в офис всего два раза за два месяца и третий раз — в день убийства…

Вот зачем Богачев и Сорокин якобы следили за Усмановым? Они сами в своих показаниях говорят — для того, чтобы выяснить, когда он приходит и когда уходит из офиса, чтобы потом его убить. То есть получается, что Богачев и Сорокин пытались установить систему в приходах Усманова в Дачный переулок — просчитать, когда он придет туда в следующий раз. А какую систему можно установить, когда они могли за две недели увидеть только один единственный приход Усманова в этот офис?! То есть Усманов приходил в офис к Горелову случайно, никакой системы в этом не было, и уж тем более Богачев и Сорокин не могли просчитать — когда же он придет туда в следующий раз. Если бы Богачев и Сорокин действительно были бы причастны к убийству Усманова, они бы наверняка выбрали место, где Усманов появляется гораздо чаще. Да хоть у подъезда его собственного дома.

Почему же убийство произошло именно у офиса Горелова? Полагаю, здесь могут быть два варианта: либо убийцы следили за Усмановым еще от его места жительства и просто выбирали лучшее (самое тихое) место для расправы, либо им заранее было известно (да хоть и от самого Усманова) когда и куда он пойдет. А раз так, то убийцу следует искать среди знакомых Усманова. Однако следствие этого почему-то не делало ни тогда, ни сейчас. Причем обратите внимание, что ни один из этих вариантов Богачев и Сорокин не озвучивают… В общем раньше у нас уже был раздваивающийся Юничев, растраивающийся автомат, рентгеновское зрение Оськина. Теперь к этим феноменам добавляется ясновидение Богачева. Иначе объяснить каким образом Богачев, Сорокин и Оськин смогли дождались Усманова там, где он появлялся всего два раза за два месяца не получается.

Имеется и другой вопрос: зачем Шорчеву (пусть даже и по версии обвинения) понадобилось убивать Усманова? Снова обращаемся к нашему сборнику мордовских  сказок – обвинительному заключению в отношении Шорчева и др. Согласно нему, оказывается, это было сделано Шорчевым для того, чтобы (цитирую): «устранить Усманова как конкурента по преступной деятельности и в последующем взять под свой криминальный контроль коммерческие объекты г.Саранска, контролируемые преступной группой, в которую входил Усманов Р.Р.».

А у нас что, Усманов уже входил в какую-то преступную группу? Не прокурор ли регулярно прерывал защиту, заявляя что ни в отношении Чуракова, ни в отношении Горелова, ни в отношении Сергеева с Байшевым судопроизводство не ведется. А тут вот так запросто утверждают, что Усманов — участник некой преступной группы. Где здравый смысл, где процессуальная логика, где законность?

Ну да ладно, был Усманов членом ОПГ или не был — теперь уже не особо важно. Вопрос в другом: где те объекты на которые, по версии прокурора, претендовал Шорчев? Увы, и это тоже остается тайной за семью печатями… 25.10.2013 допрашивали мать Усманова и она показала, что сам Усманов не имел какого-то значительного дохода, или дорогих вещей – квартир, машин. Также он никогда не упоминал в разговорах с ней Борисова, Шорчева, Пеганова и прочих, ничего не говорил и о каких-либо конфликтах. Такие дела.

Теперь же давайте мы с вами попробуем разобраться — кто и как стрелял в Усманова. Процитирую версию прокуратуры, изложенную в предъявленном Шорчеву обвинении:

«23.08.2001-го года примерно в 12 часов 55 минут Сорокин Ю.А. из вышеуказанного укрытия увидел Усманова Р.Р., проходящего возле офисного здания по пер.Дачный, 2 г.Саранска. Увидев Усманова Р.Р., Богачев С.В. и Сорокин Ю.А., выбежали из укрытия, напали на Усманова Р.Р. и произвели в него из имевшихся у них двух пистолетов «ТТ» не менее 4 выстрелов каждый».

Поняли, да? По мнению прокуратуры и Сорокин, и Богачев стреляли в Усманова, при этом и Сорокин произвел не меньше 4 выстрелов, и Богачев тоже не менее четырех выстрелов. Вроде бы все складно, НО! Дело в том, что недалеко от места происшествия был обнаружен пистолет ТТ в котором находилось четыре патрона – три в магазине и еще один в стволе. Эксперту, при производстве баллистической экспертизы №331 от 19 сентября 2001 года (т.7, л.д.45-46), были предоставлены три пули и 7 гильз с места убийства Усманова, а также этот самый обнаруженный пистолет ТТ. Вывод эксперта – ВСЕ пули и гильзы отстреляны из этого пистолета. А теперь, дорогие друзья, нам придется заняться высшей математикой, недоступной для стороны обвинения — сложить четыре и семь. То есть четыре патрона в пистолете ТТ и семь гильз от патронов, которые были из этого пистолета на месте убийства Усманова отстреляны. Сколько у нас получилось? 4+7=11. Одиннадцать! А согласно всем оглашенным вам экспертизам по пистолетам ТТ, емкость их магазинов составляет восемь патронов. Одиннадцать штук туда ну никак не воткнешь. Получается, что единственная возможность отстрелять из ТТ семь патронов, да так чтобы в пистолете еще четыре осталось – это перезарядить магазин пистолета.

Богачев в протоколе от 24.04.2009 говорит о том, что он выбросил пистолет сразу за забором, где его и нашли, согласно протокола осмотра, но при этом Богачев говорит, что стрелял из пистолета всего два раза. Сорокин же говорит в протоколе от 15.12.2011-го что свой пистолет он выбросил в дупло дерева на территории Горводоканала. Этот пистолет следствие (кто бы мог подумать) так и не нашло.

Получается, что убийца, стрелявший из найденного пистолета ТТ, был единственный, кто стрелял в Усманова, при этом он еще и магазин перезаряжал. Зачем понадобилось перезаряжать? Да кто ж его знает… Может быть первые выстрелы были неточными, может быть магазин, вставленный в пистолет изначально, не был заряжен полностью. Может быть в процессе стрельбы первый магазин сломался и пришлось его заменять на второй. В общем вариантов может быть масса, но при этом ни Оськин, ни Богачев, ни Сорокин о замене магазина ничего не упоминают, а ведь она была. Почему они об этом не говорят? Да потому, что об этом их не просили те, кто диктовал им показания!

Вот спрашивается, ну кто мешал обвинению элементарно посчитать патроны? Для этого достаточно закончить среднюю школу. Но нет — им проще сделать вид, что никаких противоречий в показаниях и фактических обстоятельствах по делу нет. Как в известном мультике: «И так сойдет».

21.09.2015 года, как раз в конце нашей судебной эпопеи, допросили свидетеля Семенова Виктора Алексеевича — очевидца убийства Усманова. Вызвали этого свидетеля по инициативе стороны защиты, да только следствию он был известен сразу после убийства, и был допрошен. Так вот, Семенов показал, что оба убегавших с места происшествия были одного с ним роста, а его собственный рост составляет 172 см. Если в отношении Богачева это еще может быть, то вот гражданин Сорокин имел рост порядка 185 см. То есть на тринадцать сантиметров выше свидетеля и на три выше лично меня…

И последняя часть Марлезонского балета. Сорокин и Богачев покидают место происшествия. Как это у нас описано в обвинении? «Убедившись, что Усманов Р.Р. мертв, Богачев С.В. и Сорокин Ю.А., действуя по заранее оговоренному плану, добежали до автомашины, в которой их ожидал Оськин С.П., и они втроем с места происшествия скрылись». А что у нас там по показаниям псевдосоучастников? А такой же беспорядок, как и в предыдущих вопросах. Богачев в допросе от 24.04.2009-го утверждает, что в течении двух недель, пока они ждали Усманова у офиса Горелова, Оськин ждал их у здания глазной больницы. Сорокин тоже подтверждает — каждый день Оськин их ждал в автомобиле. Ну так может быть и сам Оськин тоже с этим согласен? А вот дудки! Из допроса Оськина от 23.04.2009 следует, что он Богачева и Сорокина рядом с местом убийства не ждал, и на своей машине их оттуда не увозил. А о совершенном убийстве узнал только через несколько дней. В допросе от 29.05.2009 года, Оськин также не говорит о том, что он ждал Богачева и Сорокина после убийства, однако после того как протокол допроса был написан, он неожиданно делает заявление что он Сорокина и Богачева все-таки ждал на машине у глазной больницы дней десять. Типа – вспомнил и дополнил. А вот в заключительном протоколе допроса от 01.09.2010-го Оськин снова утверждает, что о совершенном убийстве Усманова он узнал через несколько дней, то есть Богачева и Сорокина он на месте происшествии не ждал.

Почему так получилось? Да потому, что следствие по делу начинал один следователь, а заканчивал другой. И этому второму было лень читать ВСЕ показания Оськина, и прочел он только их первый вариант – вот и попал в ловушку сам того не зная…

Кто на самом деле убил Усманова? А вот здесь впервые отвечу так – не знаю. Защита этого установить не смогла. К сожалению, у нас нет и десятой доли возможности проводить расследование как у следователей или оперов. Единственное что для меня очевидно, так это то, что Богачев, Сорокин и Оськин к этому убийству отношений не имели. А уж если они не при делах, то Шорчев и подавно…

УБИЙСТВО АРЮТКИНА

На мой взгляд, это единственный эпизод, причастность к которому Оськина и Богачева подтверждается материалами дела. Почему я так думаю? Во-первых, потому что виновность по этому эпизоду не отрицает в суде и сам Богачев. Во-вторых, в деле имеются реальные доказательства причастности Оськина и Богачева к этому преступлению. В-третьих, в этом эпизоде — редчайший случай — между показаниями Оськина и Богачева нет существенных противоречий. Ну и наконец, это единственное убийство, которое было выгодно «Борисовским». Вернее сказать – самому Андрею Борисову. Но именно ему, а не Юрию Шорчеву.

Нет смысла пересказывать подробности эпизода покушения на Арюткина, которые я не отрицаю и не опровергаю. Единственное, впрочем, отличие реальных событий от выдуманных обвинением, заключается в том, что в этом эпизоде принимали участие двое — Оськин и Богачев, а не трое (они же вместе с Сорокиным). По трезвому рассуждению, там троим действительно делать было нечего, ведь орудие преступления – автомат – был только один. Однако если непосредственные события, связанные с покушением, я смысла обсуждать не вижу, то вот события, происходившие с Оськиным и Богачевым после этого неудавшегося покушения, я бы хотел обсудить детально.

Насколько вы помните, и по протоколам осмотра, обнаружившим кровь (впоследствии с помощью генетической экспертизы идентифицированную как кровь Богачева), и по показаниям самого Богачева, он, после покушения и последующего полученного ранения, скрывался в некоем доме у некоего гражданина, к которому его привел Оськин. Звали этого гражданина… Ринат Хакимович Чураков.

Гражданин Чураков у нас не подсудимый, а совершенно ни в чем не виноватый, и ни к чему не причастный, гражданин. Ну подумаешь укрывал Богачева после неудачного покушения на Арюткина. Ну подумаешь возмущался тем, что Арюткина не дострелили. Всё равно обвинение настаивает на том, что во всем виноват Шорчев и только Шорчев, и плевать на фактические обстоятельства…

Итак, как я уже сказал, покушение, а затем и убийство Арюткина – это, пожалуй, единственное преступление причастность к которому со стороны ОПГ «Борисовские» я вполне допускаю. Допускаю прежде всего потому, что материалами дела худо-бедно подтверждается наличие конфликта между Арюткиным и Борисовым. Но если обстоятельства покушения на Арюткина у меня больших нареканий не вызывают, кроме вышеуказанных, то вот убийство, по версии обвинения и собранным обвинением же  доказательствам, это опять что-то с чем-то.

Согласно версии обвинения, у нас в этом эпизоде есть двое вроде как убийц, давших показания. Это, во-первых, господин Оськин, во-вторых, Сорокин, который успел во всем признаться, после чего, находясь в следственном изоляторе, под прицелом видеокамер с чистой совестью вскрыл себе вены, в течении часа истек кровью и умер, с чувством выполненного долга.

Так вот, давайте вспомним их показания и попытаемся составить из них целостную, непротиворечивую картину преступления, а для этого сформулируем несколько принципиальных вопросов. Как вы знаете, согласно выдумке обвинения, которую они по недоразумению называют версией, убивать Арюткина пришли к нему в офис Оськин и Сорокин.  Далее  (цитата из обвинения): «Оськин С.П., напал на Нугаева Ш.Х. и из имевшегося у него пистолета «ПМ» произвел в Нугаева Ш.Х. не менее 5 выстрелов. Произведенными выстрелами, Оськин С.П. причинил Нугаеву Ш.Х. огнестрельные ранения. В результате причинения этих телесных повреждений Нугаев Ш.Х. скончался на месте происшествия. После этого Сорокин Ю.А., вошел в помещение офиса ООО «Доркомплект», где находился Арюткин В.В., там Сорокин Ю.А. напал на Арюткина В.В. и из имеющегося у него пистолета, произвел в Арюткина В.В. не менее 7 выстрелов. Оськин С.П. также произвел в Арюткина В.В. из имеющегося у него пистолета «ПМ» не менее 2 выстрелов. В ходе совершения нападения на Арюткина В.В. и Нугаева Ш.Х. и производства в них выстрелов с целью их убийства, одна из выстрелянных Оськиным С.П. пуль отрикошетила от стены помещения и попала Оськину С.П. в область левого бедра. В результате чего у него образовалось огнестрельное ранение».

Окей. Теперь вопрос первый: кто стрелял в Нугаева? Во всех своих допросах Оськин утверждает, что в Нугаева стрелял он сам. Вроде все сходится? Сходится, пока мы не начинаем читать показания Сорокина, а он в своих показаниях от 15.12.2011 года утверждает, что после того как у Оськина и Нугаева завязалась борьба перед входом в офис Арюткина, он (Сорокин) отвернулся чтобы его не узнали. Услышал выстрел. Обернулся. Увидел, что Оськин лежит согнувшись у входа в офис, а рядом стоит охранник. После чего Сорокин выстрелил охраннику в живот 2-3 раза.

Ну, так кто стрелял в Нугаева — Оськин или Сорокин? Или даже по-другому вопрос поставим: кто из них двоих страдает галлюцинациями и видит то, чего на самом деле не было? Честное слово, лучше бы следствие этого Сорокина не находило и не допрашивало, так по крайней мере показания Оськина выглядели бы куда правдоподобнее. Вообще из показаний Сорокина не ясно, кто сделал первый выстрел. Если Оськин в Нугаева, то почему Оськин лежит, а Нугаев стоит как ни в чем не бывало? Тогда может быть Нугаев? Но у Нугаева не было пистолета ни по версии обвинения, ни по показаниям Оськина. А может быть все-таки был? Ведь охранял Нугаев не балерину из Большого театра, а господина Арюткина. Да-да, того самого, о котором вы и без меня знаете много интересного

Тогда второй вопрос: кто стрелял в Арюткина? Обвинение в своей версии утверждает, что стреляли оба — и Сорокин, и Оськин, а опора и надежда обвинения —  господин Оськин заявляет, что в Арюткина стрелял только Сорокин. Подтверждает это заявление и Сорокин, он говорит, что забежал в офис, увидел Арюткина, тот побежал ему навстречу, Сорокин начал стрелять. После того как Арюткин упал, Сорокин произвел несколько выстрелов в спину. Оськин зашел в офис и сказал Сорокину чтобы тот добил Арюткина, но Сорокин не стал это делать и убежал.

Получается, что Сорокин и Оськин дружно опровергают версию обвинения. К счастью у нас есть объективная возможность проверить достоверность показаний и Оськина и Сорокина. Так вот, согласно сопоставления заключений судебно-медицинских экспертов, проводивших вскрытие трупов Нугаева и Арюткина, тех самых заключений, которые оглашало вам обвинение между прочим, установлено, что одна пуля, извлеченная из трупа Нугаева, и две — из трупа Арюткина, выпущены из одного и того же пистолета. Того самого пистолета, который был обнаружен на месте происшествия, того самого пистолета, который там бросил (по его собственным показаниям Оськин). Зато еще 2 пули из трупа Арюткина и 2 пули из его одежды, были выпущены из другого пистолета. Получается, что Оськин стрелял и в Нугаева, и в Арюткина. Но в таком случае почему он этого не помнит? А если помнит, то почему скрывает? А если скрывает, то почему это считается чистосердечным признанием? А если это не чистосердечное признание, с какой стати нам ему верить? Тем более, что оно противоречит фактам.

Так что же это получается, Сорокин и Оськин чистосердечно признаваясь — обманывают следователя? Да обманывают, только не в том, кто в кого стрелял а в том, что они принимали участие в этом убийстве. Сорокин вообще в этом убийстве не участвовал, а Оськин… вероятно участвовал, но происходило оно совершенно иначе, и если бы следователь со слов Оськина записал как оно на самом деле было, то пришлось бы признать, что уж кто-кто, но Шорчев к убийству Арюткина никакого отношения не имеет.

Ладно, хорошо, с тем кто стрелял в Нугаева и Арюткина мы разобрались, стрелял в них кто угодно и как угодно, но явно не так, как это себе представляет обвинение. Давайте разберемся с третьим вопросом — есть вообще в так называемом признании Сорокина хоть капля правды о том, как он якобы убивал Арюткина? Сорокин заявляет, что он выстрелил в Арюткина, а после того как тот упал, произвел еще несколько выстрелов в спину Арюткина.

Допустим. А теперь внимательно прочитаем, что по этому поводу говориться в СМЭ и обвинении, и попытаемся понять — какие из этих пулевых ранений причинены Арюткину со стороны спины? «Сквозная огнестрельная рана левого предплечья с повреждением локтевой кости; две сквозных огнестрельных раны правого предплечья; две сквозных огнестрельных раны правого плеча; сквозная огнестрельная рана правой половины грудной клетки, выходящая в правой поясничной области; сквозная огнестрельная рана передней брюшной стенки справа; слепая огнестрельная рана левой половины грудной клетки с повреждением 8-го и  9-го ребер; слепая огнестрельная рана передней поверхности левой половины грудной клетки с повреждением легкого; две слепых огнестрельных раны правой половины грудной клетки с повреждением правой легочной вены, средней доли левого легкого, 3-го ребра слева, ушко левого предсердия, средней доли левого легкого, верхнего края 5-го ребра слева; сквозная огнестрельная рана передней поверхности грудной клетки справа с повреждением мягких тканей; касательная огнестрельная рана передней поверхности грудной клетки слева, повлекших тяжкий вред его здоровью». Итак правильный ответ: никакие! А раз так, тогда кому в спину стрелял Сорокин? Да никому он не стрелял. Не было его там.

Четвертый вопрос: а при каких обстоятельствах пулевое ранение получил сам Оськин? Согласно показаниям Оськина, он заметил, что у него имеется ранение ноги после того как он вошел в офис и увидел на полу убитого Арюткина. Получается, что пулю в ногу Оськин получил после того как увидел на полу убитого Арюткина. То есть уже после того, как стрельба закончилась. Тогда кто же его подстрелил?

Ну может быть Оськин получил ранение раньше, а заметил только когда подошел к трупу Арюткина? А вот попробуйте себе воткнуть в ногу гвоздь и не обратить на это внимание. А здесь не гвоздь — пуля, 9 мм в диаметре, 6 грамм весом, оболочечная, со стальным грибовидным сердечником, запрессованным в свинцовую рубашку. Эта пуля человека с ног валит, мозги вышибает… а здесь Оськин получил её в ногу и, видимо, подумал, что его комар укусил. Правда потом, по показаниям многочисленных свидетелей, еле ходить мог…

Не проливают свет на эти загадочные события и показания Сорокина. По его заявлению Оськин зашел в офис Арюткина и дал указание Сорокину добить того. Обратите внимание, не попросил помочь уйти с места происшествия, потому что сам уже не мог, не жаловался на то, что его подстрелили, а хотел только Арюткина добить. Вы в это верите? Может еще нам дружно и в Деда Мороза поверить?

Был ли ранен на месте происшествия Оськин? Безусловно был, но не при тех обстоятельствах, о которых он нам говорит, и не при тех, о которых говорит Сорокин, и не при тех, которые буйная следаковская фантазия изложила в обвинении. Было там что-то другое. Но это что-то, видимо, совершенно обвинение не устраивает, вот и молчит об этом Оськин, рассказывая вместо правды какую то сказку. Что он скрывает? Истинного исполнителя убийства Арюткина? Истинного заказчика его убийства? Похоже, что обоих. Впрочем, поскольку они не являются в настоящем деле подсудимыми, суд мне о них, как вы понимаете, рассказывать не даст…

Но что же нам делать, кому верить? А вы знаете, есть один человек, которому лично я в этой части верю. Это непосредственный очевидец убийства, бывший сотрудник ФСБ, гражданин Агапов. Полагаю у вас нет оснований считать, что Агапов вольно или невольно симпатизирует защите или пытается выгораживать того же Шорчева? Вспомните, например, как  Агапов, вполне себе позволял голословно утверждать, что Шорчев является активным участником ОПС «Борисовские», правда каких-либо доказательств этого своего смелого утверждения Агапов так и не привел, как ни старался.

Так что у нас сообщает по поводу убийства Арюткина господин Агапов? А вот что — Агапов сидел с Арюткиным и выпивал. Потом услышал хлопки и понял, что это пистолетные выстрелы. Сразу после этого распахнулась дверь, и Агапов увидел высокого крупного мужчину ростом около 1.80 и плотно к нему сзади стоял мужчина гораздо ниже ростом. Агапов прыгнул в небольшое соседнее помещение в офисе. Услышал несколько выстрелов 2-4 шт., шум борьбы. Затем он поднял голову и увидел как «высокий» склонился над трупом Арюткина. Затем «высокий» повернулся к нему, направил на него пистолет и сказал «Лежать!». Он и лежал. Потом, когда звуки стихли, встал, увидел убитого Арюткина, потом вышел и увидел на лестнице убитого Нугаева. Агапов стал спускаться по лестнице и на одной из ступенек увидел пистолет «Макарова». Вышел, сел в автомобиль и уехал.

В дальнейшем, высокий крупный человек с пистолетом был опознан им как Станислав Пеганов. Каштановые волосы, темные глаза, челка была как у стрелявшего. Второй стрелявший был ростом около 165-170 см. Станислав Пеганов, напомню, правая рука господина Борисова. Тот самый Пеганов, который после «исчезновения» Борисова будет всем рассказывать, что шеф уехал за границу и в качестве главного оставил его. Тот самый Пеганов, только после гибели которого господин Чураков осмелился устроить рейдерскую атаку на имущество МТПС и фанерный завод, принадлежащий Шорчеву…

Вообще относительно этого Агапова ситуация складывается очень странно. Он в показаниях Оськина и Сорокина как Неуловимый Джо из анекдота, то появляется, то бесследно исчезает. Перво-наперво, допрашивая Оськина еще 22.04.2009 следователь здраво рассудил, что если в офисе Арюткина был гражданин Агапов, то значит Оськин его видел. В результате показания Оськина звучат следующим образом: Оськин указывает, что «чуть подальше от Арюткина в офисе был какой-то мужчина». Вероятно, речь идет об Агапове. Но как его мог видеть Оськин, если Агапов с его же слов сразу укрылся в смежном помещении и в последующем видел только Пеганова? Видимо, такие же сомнения возникли и у допрашивавшего Оськина следователя, и в следующем допросе от 30.04.2009 Оськин заявляет, что утверждая о наличии в офисе какого-то мужчины он ошибался, не было в офисе никого кроме Арюткина и его охранника Нугаева. Видимо, до следствия дошло, что Оськин не мог видеть Агапова с которым общался исключительно тот второй — высокий и плотный — Станислав Пеганов. После этого всё — больше никакого Агапова Оськин в своих последующих показаниях не упоминает.

А из показаний Агапова следует, что, по его мнению, убийцы скрылись с места убийства не потому, что им что-то помешало (например, ранение одного из участников), а потому что сделали свою работу. Агапов видел, как после стрельбы один из убийц присел рядом с Арюткиным. Для чего? По-моему очевидно — чтобы проверить убит он или нет. То есть действия убийц логичны, последовательны и хладнокровны, и при этом оказывается что один из них был ранен. Более того, тут бывает палец ножом порежешь, так оборешься, а по показаниям Агапова, ни во время ни после убийства — никто не кричал. Почему не кричал Арюткин и Нугаев понятно, они были мертвы. Но почему не кричал Оськин, получивший ранение в ногу? Ответ прост, он получил его вне пределов комнаты. Почему, когда один из преступников получил ранение, второй не помог ему скрыться, а бросил непосредственно на месте преступления и предоставил ему возможность самому выбираться из этой ситуации, ставя под угрозу раскрытие личностей их обоих? Почему, в конце-концов, здоровый сообщник не добил раненого Оськина, чтобы исключить возможность его выдать? Ответов на эти вопросы нет, а усилиями обвинения и не будет.

Итого, очевидные и грубые несоответствия доказательств обвинения вынуждают сделать единственно верный в таком случае вывод. Все эти так называемые признательные показания Оськина, Сорокина и Богачева (за исключением разве что эпизода с покушением на убийство Арюткина) являются ложью. Причем ложь эта возникла не из желания посадить Оскьина, он то сейчас, как вы можете видеть, сидит в зале суда, а не за решеткой, а направлена она, прежде всего, против Шорчева и против возглавляемых им коммерческих предприятий.

Таким образом, признать доказанными факты участия Оськина, Богачева и Сорокина в покушении на убийства Юничева, Манерова, Виттенберга, а также в убийствах Усманова, Манерова, Сюбаева и Арюткина — это пойти против фактов, пойти против закона, пойти против здравого смысла и, в конечном счете, против совести.

Зачем убили Валерия Арюткина? А давайте мы вслед за древними зададим вопрос: кому выгодно? Что нам известно о последних годах жизни Арюткина? А то, что в 2002 году его выгнали (со слов свидетеля Мухлади) из числа «Борисовских». Он отдал Борисову всю свою собственность. Так зачем его убивать? Мне представляется достоверным один единственный ответ. Арюткин был одним из бригадиров «Борисовских», соответственно он мог знать массу сведений, которые, в случае если бы он начал сотрудничать с милицией, могли бы крайне неблагоприятно отразиться, прежде всего, на судьбе Борисова.

Конечно, граждане присяжные, Вы имеете полное право спросить нас, адвокатов: «Если вы опровергаете версию обвинения, то как же всё было на самом деле и кто настоящий убийца?». Поверьте, я хочу знать это не меньше вашего, и мы с коллегами немало сделали для того, чтобы это установить и изобличить настоящих преступников, но вот незадача. Оказывается, установление настоящий убийц, по мнению суда, не входит в предмет доказывания по делу, так что все наши попытки выяснить это — судом пресекались. Что ж, полагаю, что вы проявите справедливость и признаете, что отсутствие настоящих преступников по делу — это не наша вина. Суд ограничил нас и обязывает опровергать только версию обвинения, запрещая нам выяснять, как оно было на самом деле. Увы.

Ну и последнее, касаемо Арюткина. Думаю, вы и сами прекрасно помните как прокуратура в три голоса утверждала, что убили Арюткина именно по приказу Шорчева, причем для того, чтобы завладеть де «Глобусом». Правда в 2003 году «Глобус» был не «Глобусом», а полуразвалившимся одноэтажным универмагом, да и принадлежал он гражданке Аксеновой, а не Арюткину. Ну да не будем обращать на это внимание. Просто пройдем указанной нам прокурором дорогой. Итак получается, что Арюткина убили, чтобы завладеть «Глобусом», значит тот, кто получил «Глобус» после смерти Арюткина — тот его и убил. Кто там стал собственником? ООО «Комфорт», учредителем которого был Андрей Борисов. Так что даже если исходить из искаженной логики обвинения, базирующейся на заведомо неверных предпосылках, и в этом случае Шорчев ну никак не тянет на заинтересованного убийцу. Все снова сходится на гражданине Борисове, обсуждать причастность которого к данному преступлению я, к сожалению, по вышеуказанными причинам не могу.

«УБИЙСТВО БОРИСОВА»

Убийство Борисова — это центральная тема всего дела. Не было бы его — не появилось бы у следствия возможности повесить на Шорчева все нераскрытые саранские «висяки».

Вся следственная версия об убийстве Борисова Шорчевым и Ковалевым держится на показаниях простого, кристально честного, ни разу не имеющего отношения к криминалитету ковылкинского «фермера» — Чуракова Рената Хакимовича, и членов его организованного фермерского сообщества. Именно эти граждане, конечно же, ни капли не заинтересованные в исходе дела, выступают основными и единственными свидетелями обвинения по этому и другим эпизодам. Правда, при ближайшем рассмотрении их показаний, никакой правдоподобности от них не остается. Показаниям Чуракова и Ко противоречат и человеческая анатомия, и законы геометрии, и многочисленные показания, полученные, в том числе, и от других свидетелей обвинения. Не могло убийство Борисова вообще произойти в то время, в том месте и при тех обстоятельствах, о которых говорит нам Чураков и его подручные. Однако до этого мы дойдем позже.

А сейчас я хочу поговорить с вами о другом. Вот мы говорим — «убийство Борисова, убийство Борисова» — а было ли это самое убийство Борисова? Лично у меня еще в начале дела на этот счет имелись весьма серьезные сомнения, а теперь, когда я выслушал и доказательства защиты, и доказательства обвинения, я окончательно убеждаюсь, что никакого убийства Борисова на самом деле не было. И вот почему.

Итак, в далеком теперь уже 2003 году, преуспевающий бизнесмен (и, вероятнее всего — серьезный криминальный лидер) Андрей Михайлович Борисов исчезает Чем у нас так примечательно начало двухтысячных? Прежде всего тем, что закончилась эпоха лихих девяностых. Нет, на улицах еще постреливали, но уже не в пример меньше и реже. Бандиты (те, кто выжил) активно легализовывались и становились бизнесменами. Те из преступников, кто оставался верен преступной стезе, потихоньку отлавливались милицией. Вот в этот момент Борисов и исчезает.

Выгодно ли было это исчезновение его сообщникам и крышуемым бизнесменам? Не лучше ли было, чтобы Борисов был совершенно официально убит, и его труп был совершенно официально обнаружен сразу после убийства? Лучше, гораздо лучше!

Официальный труп Борисова фактически позволял бы всем участникам его группировки начать жизнь с чистого листа. Нет Борисова — нет и его группировки. Нет Борисова — и многочисленные ниточки, тянувшиеся от его преступной деятельности оборваны безвозвратно. Труп Борисова — это великолепная возможность легализоваться, начать новую честную жизнь, при этом списав все «грешки» — убийства, вымогательства, крышевание — на труп Борисова. Ему-то хуже уже не будет. Труп Борисова — это прекращение оперативной работы по его группировке, ослабление милицейского внимания к ее теперь уже бывшим участникам. Стали бы правоохранительные органы искать убийц Борисова? Нет, ну формально конечно стали бы, а фактически — да кому он нужен. А так — Борисов исчез, уехал, следовательно, группировка осталась. Значит, по ней надо работать, следить и, в конечном счете, ее участников надо посадить. Выгодно ли это было «Борисовским»? Однозначно – нет.

С другой стороны исчезновение (именно исчезновение, а не убийство) Борисова при формальном сохранении его лидерства было вполне выгодно для самого Борисова. Так, из показаний многочисленных свидетелей известно, что свое общение он прекратил практически со всеми, кроме Чуракова и Пеганова, которым было позволено говорить от имени «шефа», собирать ему оброк и распоряжаться имуществом, формально и не формально ему принадлежавшим. Сам же Борисов, видимо, находился где-то вне досягаемости правоохранительных органов Мордовии, не спеша оборудуя себе «запасной аэродром» для новой жизни. Статус лидера позволял Борисову еще некоторое время получать доход от своего имущества, при этом сведя к минимуму риски быть арестованным или убитым конкурентами. Наконец, где-то к 2006 году Борисов вообще пропадает как лидер «Борисовских», и начинается дележка имущества между его бывшими подчиненными. Первым активность начал проявлять «фермер Чураков», активно присваивая себе бизнес бывших подданных Борисова. Однако Станислав Пеганов, будучи жив, оказывал ему сопротивление и довольно часто Чураков оставался ни с чем.

Где же был в это время сам Борисов? Не знаю, возможно, уехал куда-нибудь к морю, может быть, ушел в Шаолиньский монастырь, а, возможно, и просто сошел с ума. Согласитесь, затащить к себе в какую-нибудь секту довольно успешного бизнесмена и одного из богатейших людей целой республики — это дорогого стоит. О некоей ненормальности Борисова нам говорил и его водитель Бочкарев, и Шорчев с Ковалевым, и бывшая подруга Чуракова — Заитова Оксана. Даже Чураков, правда, крайне осторожно, но тем не менее, это и у него звучало. Вот только с 2006 года Борисова как реально существующего человека уже никто не воспринимает, что видно из показаний как свидетелей обвинения, так и свидетелей защиты.

В принципе, если бы смерть Борисова была очевидна для подконтрольных ему бизнесменов и криминальных авторитетов, его имущество ООО «Тонус-Экстра», ООО «Комфорт» и пр. начали бы растаскивать еще тогда, осенью 2003 года, руководствуясь принципом — «кто первый встал, того и тапки». Причем, передрались бы между собой, постреляли друг друга и в итоге все равно победил бы сильнейший. Как вы помните из процесса, сферы влияния Борисова в итоге были поделены между Чураковым и Пегановым. Чураков контролировал районы Республики, а Пеганов её столицу — Саранск. Если Борисов был убит, то как же они смогли между собой вот так мирно поделить его «наследство»? Не логичнее ли было Чуракову или Пеганову попытаться все взять себе? Такое ощущение, что над ними все равно оставалась какая-то невидимая рука, которая не давала одному из них занять доминирующее положение. А не рука ли это Борисова? Зачем Пеганову или Чуракову надо было продолжать выступать «от имени» Борисова, если бы им было известно, что Борисов на самом деле был убит?..

А так — тишина, спокойствие и полная неопределенность… Вспомните, как обвинение настойчиво рассказывало нам о том, как у Андрея Андреевича Борисова отняли отцовское имущество. Про подделку подписей на договоре, про судебный процесс… А когда у нас это было-то? Подписи в учредительных документах ООО «Комфорт» от имени Борисова А.М. подделали в 2006 году! То есть, так называемые соучастники убийства зачем-то три года ждали перед тем как завладеть имуществом Борисова…

Еще один вопрос: почему убийцы Борисова-старшего оставили в живых единственного, подчеркиваю – ЕДИНСТВЕННОГО – законного наследника, Борисова-младшего? Ведь устрани они его — и никакой угрозы расстаться с наследством Борисова больше не было бы. Других наследников у Борисова А.М. нет, официальный брак расторгнут много лет назад, то есть его бывшая жена также не наследник… Так почему Борисова-младшего оставили в живых?

Но можно было бы обойтись и без убийства Борисова-младшего. Если бы Борисов-старший был убит, убийцам ничего не стоило бы заставить его наследника, Борисова А.А., отписать доверенности на кого надо, и не пришлось бы в дальнейшем с ним делиться частью ООО «Тонус-Экстра» или ООО «Комфорт». Да и вряд ли вообще его сын посмел бы чего-то требовать от людей, которые убили его отца.

Я вижу только один логичный ответ на все эти «непонятки» — это произошло потому что Борисова-старшего тоже никто не убивал. Более того, до последнего момента верили, что Борисов-старший жив и может явиться за своим имуществом. Будь у подконтрольных ему коммерсантов и бандитов уверенность, что Борисов-старший мертв, не потребовалось бы подделывать и документы на ООО «Комфорт» и ООО «Тонус-Экстра». Просто пользуясь тем, что Борисов А.М. не может реализовать свои права как владелец, имущество «Комфорта» и «Тонуса-Экстра» было бы выведено на подставные фирмы, а сами «Комфорт» и «Тонус-Экстра» были бы выброшены. И остался бы Борисов-старший владельцем стопки учредительных бумаг с нулевым балансом и нулевыми основными средствами. И не пришлось бы ничего подделывать, и все было бы по закону. Вон, как с выводом имущества «Торгового мира» на счета пегановской «Альтернативы», ведь формально все законно. Почему же так не было сделано? Да потому, что полагали, что если Борисов вернется, он за такие фокусы головы поотрывает. А ведь он поотрывает! Поэтому и имущество его холили, берегли, лелеяли и приумножали до самого последнего момента…

Ладно, это все лирика, но ведь есть и факты. Дело в том, что я вообще сомневаюсь, что извлеченное из Ковылкинской земли тело принадлежало когда-либо Борисову. Причем сомневаюсь я опять-таки не на основании свидетельств защиты, а на основании доказательств обвинения. Труп Борисова, по официальной версии, пролежал в земле шесть лет, и при этом у него даже кожные покровы сохранились. Я то думал, что такое возможно только с трупом дедушки Ленина в Мавзолее… Чудеса! В таком случае, тело Борисова надо называть не трупом, а нетленными мощами, а самого его следует считать великим праведником…

Я хочу заранее попросить прощения за малоприятные подробности, о которых я буду вынужден говорить сейчас, но у нас в коллегии присяжных большинство женщин. Так вот, хозяйки, скажите пожалуйста, если кусок мяса шесть лет пролежит присыпанный земелькой, что от него останется? Ну даже если его в полиэтиленовую пленочку завернуть. В рядах обвинения тоже присутствуют женщины, но они утверждают, что этот кусок мяса после шести лет хранения будет еще очень даже ничего. Почему же труп Борисова остался нетронут временем?

Эксперт Макаров заявляет, что причина тому якобы то, что труп вроде как Борисова закапывали в холодное время года. «Ну и что?» — спрашиваю я. Даже если с этим согласиться, то ведь вслед за холодной осенью и зимой 2003 года, по закону природы наступило лето-2004, затем лето-2005 и так далее, до самой весны-2009, когда труп «Борисова» наконец-то был откопан. Спрашивается, что же это за чудесная «заморозка» такая, которой нипочем летняя жара? Я бы еще мог поверить эксперту Макарову, если бы труп закопали в тундре, в вечной мерзлоте. Но у нас-то, слава Богу, летом без шапки и ватника ходить можно. Нет на это ответа. И не будет.

Впрочем, давайте посмотрим, как же обвинение установило, что это все-таки обнаружен труп именно Борисова? Делалось это по трем источникам:
  • показаниям честнейшего ковылкинского «фермера» Рината Чуракова сотоварищи;
  • дактилоскопической экспертизе;
  • опознанию трупа Борисова его сыном и бывшей женой.

Ну до анализа показаний Чуракова мы еще дойдем, а пока разберемся с опознанием и дактилоскопированием…

ОПОЗНАНИЯ «ТРУПА БОРИСОВА»

Чтобы меня не обвинили в искажении фактов, снова буду цитировать документы, составленные не какими-то там адвокатишками, а настоящими беззаветными рыцарями закона и правопорядка — следователями СК Мордовии.

Итак, том 20, л.д. 4-5, опознание трупа Борисова А.М. его сыном, Борисовым А.А. от 6 апреля 2009 года. Сын опознал труп отца. Цитирую: «Опознает уверенно своего отца — Борисова А.М., несмотря на имеющиеся гнилостные изменения, по лицевым чертам и форме головы, своеобразному виду ушных раковин (при жизни были прижаты к голове), строению передней части зубного аппарата, чертам оскала, в том числе, отсутствию одного верхнего зуба с левой стороны».

Том 20, л.д. 6-7 — опознание трупа типа Борисова А.М. гражданкой Борисовой Е.М. от того же 6 апреля 2009 года: «Опознает уверенно Борисова А.М., несмотря на имеющиеся гнилостные изменения, по лицевым чертам и форме головы, своеобразному виду ушных раковин (при жизни были прижаты к голове), строению передней части зубного аппарата, чертам оскала, в том числе, отсутствию одного верхнего зуба с левой стороны, сложению верхней части тела».

Как говорится — найдите десять отличий. Совпадает ВСЕ — и описанные приметы, и использованные слова и даже порядок приведения примет. Удивительно, да? Два разных человека, а, судя по протоколам, и думают, и говорят, и информацию воспринимают совершенно одинаково.

Впрочем, даже если не обращать внимание на эти милые совпадения, опознание лично мне уверенности не внушает. Ну вот, например, о каких-таких «лицевых чертах» идет речь в опознании шестилетнего трупа? Черты лица есть у каждого, а по каким именно опознали Борисова — непонятно. Так что этот признак я с чистой совестью за основание опознания не считаю. Или вот ушные раковины при жизни были прижаты к голове. И что? Это называется индивидуальной приметой? Да посмотрите друг на друга, такая особая примета у десятка человек, находящихся сейчас в зале суда, имеется. Строение «передней части зубного аппарата», «чертам оскала» — это вообще о чем? Во-первых, такими выражениями нормальный человек не разговаривает. Либо стоматологи, либо следователи, но никак не дети и жены бизнесменов без определенных занятий. И потом, а что такого необычного и строго индивидуального было в этой «передней части зубного аппарата»? Видимо ничего, поскольку никакой конкретики не указано. А раз нет конкретных индивидуальных признаков, то и считать это за примету, позволяющую опознать труп Борисова, просто смешно.

Кстати, о зубах Борисова. Вот нам жена и сын наперебой рассказывают о том, что-де так хорошо знали «переднюю часть зубного аппарата», «черты оскала» и наличие отсутствующих зубов, что опознать Борисова А.М. для них никакого труда не составило. Вообще — странно. Уважаемые женщины, вы у своего благоверного часто зубы рассматриваете? Полагаю — нет, если, конечно, вы не профессиональные дантисты и стоматологи. Еще интереснее получается, если посмотреть заключение судебного медика, уже упомянутого здесь Макарова (т.16, л.д.69), оглашенное, кстати, стороной обвинения. Цитирую: «На верхней челюсти слева отсутствует пятый зуб (здесь описание совпадает с опознанием), справа — пятый зуб представлен корневой частью, восьмой отсутствует. На нижней челюсти справа отсутствует восьмой зуб». Получается, что у покойничка отсутствует не один только зуб вверху слева, как по опознанию сына и жены, а три зуба! И вот про два других отсутствующих зуба эти специалисты по «переднему зубному аппарату» не говорят ничего. Если они так хорошо этот «зубной аппарат» знали, получается, что обнаруженный труп — не Борисов. У Борисова-то по их показаниям отсутствовал только один зуб, а тут — целых три.

Или вот, скажем, у трупа, согласно заключению судмедэкспертизы, нет бровей, тогда как волосы на голове и теле сохранились. Где брови? Жена и сын-то уж поди знали бы, если у Андрея Борисова не было бровей! Да хоть бы и на фото на памятнике Борисова посмотрите (под которым непонятно кто лежит) — есть брови…

Или вот, родственники дружно заявляют, что на плече у Борисова была татуировка с тигром. А судмедэксперт фиксирует на плече трупа татуировку в виде «линии и части овала». Ну да, тигр ведь так похож на линию и часть овала! Причем вспомнили жена с сыном об этой «примете» только при опознании. Ранее они об этой татуировке не заявляли. То есть, поправьте меня если я не прав, но, по-моему, это называется подгонкой показаний под факты…

Помимо прочего, бывшая супруга Борисова говорила нам о том, что уверенно опознала труп Борисова в том числе и по ногтям (правда, в протоколе опознания об этом ни слова), рассказывала об этом долго и убедительно. Помнится, тогда я долго разглядывал свои собственные ногти и пришел к выводу о том, что я бы по ногтям сам себя опознать не смог. Ну да ладно. Что же говорит о ногтях эксперт? А вот что, цитирую (извините за малоприятные подробности): «Ногтевые пластины отделившиеся, часть их свободно лежит на поверхности трупа». Представили себе картину? И после этого кто-то сможет утверждать, что труп Борисова можно было опознать по ногтям? Решать вам, верить в эти опознания или нет, а я не прокурор — я в очевидную фальсификацию верить не обязан.

Остается, однако, еще один вопрос: если, предположим, это был не труп Борисова и сын с бывшей женой Борисова это увидели, зачем они его в таком случае «опознали»? Ответ очевиден — ради признания Борисова официально умершим и открывшейся возможности вступления в наследство. Благо, следствие этому опознанию было только радо, несмотря на очевидные противоречия и натяжки. А наследство, как вы знаете, и опять-таки благодаря обвинению, было не маленькое — доли в ООО «Тонус-Экстра» и ООО «Комфорт».

ОТПЕЧАТКИ ПАЛЬЦЕВ

Но ведь есть еще отпечатки пальцев, наверняка скажете вы, и будете совершенно правы! Есть. Вот только откуда они взялись? Давайте разберемся с этим вопросом. Снова цитирую документ, составленный и оглашенный стороной обвинения. Сразу прошу меня извинить за физиологические подробности, но вы сами прекрасно знаете, что дело это об убийствах, так что от описания неприятных деталей никуда не деться. Итак, цитирую заключение эксперта т.16, л.д.69: «…Кожа имеет серо-желто-розоватую окраску… при некотором механическом усилии начинает разрушаться… Поверхность сохраненной кожи мелко- и крупнобугристая». Ну и скажите мне, как с бугристой кожи, разрушающейся при механическом усилии, можно скатать отпечатки пальцев?

Снова цитата, и снова из экспертизы, проведенной по инициативе обвинения: «При исследовании кожные покровы влажные, расползаются, местами с отслойкой поверхностных слоев кожи, из участков которых выделяется мутная зеленоватая жидкость с неприятным гнилостным запахом. При исследовании мягкие ткани …легко расползаются под руками». А вот теперь представьте себе, как труп в ТАКОМ состоянии дактилоскопировали? Если он под руками судмедэксперта расползается, о каких там папиллярных узорах вообще можно говорить?..

Когда вы оцениваете доказательства по признаку их достоверности, логично проследить всю цепочку перемещений доказательства от момента его обнаружения и до того самого момента, когда оно предстает перед вами. Только при соблюдении этого условия можно быть уверенным: то доказательство, которое вам предъявили — это то самое доказательство, которое было обнаружено на месте происшествия… Кисти рук Борисова. На основании изученных в рамках дела документов у защиты возникает стойкая уверенность в том, что у трупа Борисова никаких кистей рук не изымалось. Во всяком случае, обвинение не предъявило ни одного документа, из которого следовало бы, что кисти рук изымались. Кто изымал (в смысле — отрезал их у трупа), когда, каким документом оформил? Кто, в конце-концов, дактилоскопировал труп и в рамках какого следственного действия? Каким способом, учитывая невозможность классического «скатывания» отпечатков пальцев по вышеуказанным причинам – всё это тоже непонятно… Вы видели, что оружие по делу, в ряде случаев, изымалось в протоколах осмотра мест происшествий, документы и вещи — протоколами выемок и обысков. Так вот, кисти трупа для дактилоскопирования тоже должны изыматься каким-то протоколом, но этого в деле нет! Вот в связи с изложенным я ни в грош не ставлю это «дактилоскопирование», и вам не советую.

ПОКАЗАНИЯ РИНАТА И ЕГО КОМАНДЫ

Наконец, пришло время разобрать показания Чуракова и команды. Ну, понятное дело, что по показаниям свидетелей стороны защиты — вся история с убийством Борисова Шорчевым и Ковалевым рассыпается. Впрочем, сторона обвинения в три голоса призывала вас этим доказательствам не верить. Но ведь «сыпется» она и по показаниям самого Чуракова сотоварищи, что гораздо важнее и интереснее. По тем самым доказательствам и показаниям, которые сторона обвинения считает достоверными и доказывающими вину Шорчева и Ковалева.

Как вы помните, по версии обвинения, непосредственным очевидцем убийства Борисова был сам Ринат Чураков, и вот в этом то и кроется страшная следственная тайна — ни Чураков, ни Сергеев, ни засекреченный свидетель «Лосев» — он же вполне себе несекретный Байшев — не могли видеть то, что они описывали в протоколах допросов и проверок показаний на месте.

Обратимся к показаниям Р.Х.Чуракова. В своих показаниях, данных в ходе следствия и подтвержденных на судебном заседании, а именно показаниях из т.20 л.д.26, т.16 л.д.55, т.54 л.д.190 — Чураков утверждает, что «всё это время (имеется в виду прогулка Шорчева, Ковалева и Борисова и последующее убийство Борисова) я (Чураков) и Сергеев находились во дворе, возле ворот с дверью (калиткой)», ведущих со двора на улицу на расстоянии 14,7 м. от места расстановки статистов, изображавших Борисова.

Согласно фотографиям №2,3,4 фототаблицы в т.20 на л.д. 29 и 30 (она демонстрировалась стороной обвинения), статисты, изображавшие Борисова А., Ковалева С. и Шорчева Ю., располагались на площадке между оконными и дверными проемами напротив дорожки, ведущей в баню. При этом правое плечо статиста, изображавшего Борисова А., находилось в створе с юго-восточным краем дорожки, ведущей в баню.

Замеренное расстояние от указанного Сергеевым места, где он находился с Чураковым у ворот, до места расстановки статистов составило 15 м (т.20 л.д.44 — протокол проверки показаний свидетеля Сергеева А.В. на месте происшествия).

Согласно фотографиям №№ 2 и 3 фототаблицы из т.20 л.д.47, статисты располагались на площадке между оконным и дверным проемами. Вот теперь можно сделать вывод о том, что при таком расположении Чуракова и Сергеева, они могли видеть только Шорчева, но никак не Ковалева и Борисова.

Лосев-Байшев в своих показаниях в протоколе допроса в т.54 л.д.205 указывает, что он подошел к деревянному забору и, встав на кирпичный выступ, заметил, что по дорожке, ведущей к бане, прогуливаются Борисов А.М., Шорчев Ю. и Ковалев С., которые между собой о чем-то разговаривают. При этом Лосев настаивает на том, что он хорошо видел, что на дорожке находятся именно Борисов А.М., Шорчев Ю. и Ковалев С. При этом Борисов А.М. находился между Шорчевым Ю. и Ковалевым С., который стоял справа от Борисова А.М., а Шорчев Ю. соответственно стоял слева от Борисова А.М., если смотреть с места, на котором Лосев находился. Борисов А.М., Шорчев Ю., и Ковалев С. свое местоположение не меняли.

Согласно плану-схеме к протоколу допроса свидетеля Лосева С.И. (т.54 л.д.209) и протоколу следственного эксперимента от 2 августа 2010 года (т.55 л.д.54) Лосев С.И. находился на расстоянии 0,5 метра влево от крайнего правого столба, расположенного слева от входных металлических ворот. При этом расстояние от статиста, изображавшего Лосева, до места, где находились Борисов А.М., Шорчев Ю.В. и Ковалев С.Н., составило 14,9 м. В результате, с указанной свидетелем «Лосевым» точки, он видеть дорожку, ведущую в баню, на которой, якобы и происходили все интересующие нас события, просто не мог, что подтвердили соответствующие экспертные заключения и законы физики.

Однако на этом «Лосев» не успокаивается и в очередном протоколе допроса (т.54 л.д. 205-206) указывает, что он оказывается отошел от забора и встал на кучу щебня высотой 30-40 см, находящуюся в метре от забора, но и в этом случае следственный эксперимент (в т.55 на л.д.55) показал, что при таких обстоятельствах Лосев мог видеть только Ковалева, если бы Ковалев находился на дорожке, ведущей в баню, и Ковалева и Борисова — если бы они находились на площадке рядом с входной дверью… На самом деле, при описанной ситуации, дорожка, ведущая в баню, на которой Лосев якобы видел Борисова, Шорчева и Ковалева – просто-напросто не видна. Отсюда напрашивается один любопытный вывод — не родственник ли Лосев подсудимому Оськину? Ведь и тот, и другой, получается, наделены уникальным и необъяснимым с точки зрения современной науки даром — видеть сквозь стены!

Я понимаю, что без соответствующих схем и чертежей это всё достаточно сложно воспринимать на слух, но, к сожалению, суд считает, что схемы, составленные по показаниям свидетелей обвинения, к данному делу не относятся.

Впрочем, пусть даже вы не смогли представить себе описываемых Чураковым, Сергеевым и Лосевым событий, но оцените хотя бы тот факт, что вся эта почти святая троица в своих показаниях неоднократно меняла и место собственного расположения, и место расположения Ковалева, Борисова и Шорчева. То Лосев стоит на выступе кирпичного фундамента забора, то на из ниоткуда взявшейся куче щебня. То Ковалев с Шорчевым убивают Борисова на дорожке к бане, то на площадке рядом с дверью в дом. В общем, это называется – подгонка показаний. Если бы описываемые события действительно имели место в реальности, то уж Сергеев, Лосев и Чураков не путались бы так в показаниях — кто где стоял и что видел.

А на закуску представьте себе свидетеля Лосева, который полчаса стоит за забором, высунув голову, и наблюдает за прогулкой Ковалева, Борисова и Шорчева, и при этом ни они, ни Сергеев с Чураковым, находящиеся во дворе, Лосева в упор не видят. Может такое быть? По-моему, ответ очевиден. Нет! Ну если он, конечно, не невидимка… Стоп, а вот это идея!-)

СУДЕБНОМЕДИЦИНСКАЯ НЕВОЗМОЖНОСТЬ

Помимо, скажем так, чисто геометрической невозможности совершения убийства Борисова при описанных следствием обстоятельствах, имеется еще и ряд других загадочных моментов в медицинской части.

Например, сравним протокол осмотра места происшествия от 31.03.2009 года (этим осмотром был обнаружен труп Борисова, причем в осмотре участвовал судебно-медицинский эксперт) и заключение судмедэксперта №324 от 01.04.2009 года. Так в протоколе осмотра места происшествия (и, соответственно, трупа Борисова) описаны только гнилостные изменения, а из проведенной через день экспертизы следует, что у трупа выявлены и признаки жировоска — специфического трупного изменения, которое ни один судебный медик с гнилостными изменениями не перепутает, если только он действительно имеет медицинское образование, или «перепутает» если его об этом настойчиво кто-нибудь попросит, ну, например, прокурор…

Или вот, интересный вопрос: а соответствуют ли рановые каналы, обнаруженные на трупе вроде как Борисова, рановым каналам, которые он должен был получить при описанных Чураковым и Сергеевым обстоятельствах? Для этого нам следует вспомнить показания Сергеева и Чуракова. Так Сергеев, участвуя в следственном эксперименте, дает следующую диспозицию: «…Статисту Горбачеву, изображавшему действия Борисова, Сергеев указал встать на колени на асфальтовую площадку. Статисту Бурукову, демонстрировавшему действия Шорчева, Сергеев указал встать на расстоянии полуметра слева от статиста, изображавшего действия Борисова, и в полуметре сзади. Статисту Федоткину, изображавшему действия Ковалева — на том же расстоянии, но справа от статиста, который изображал Борисова, и тоже несколько сзади от него. Далее Сергеев с помощью статистов продемонстрировал, что видел, как Шорчев, держа пистолет с глушителем в правой руке, наставлял его на голову Борисова таким образом, что рука с пистолетом была занесена над головой Борисова, а дуло было обращено в область темени. Сергеев пояснил, что из такого положения оружия он (Шорчев) выстрел один раз в Борисова, и он видел, как рука с пистолетом дернулась от отдачи оружия».

Чураков рассказывает примерно то же самое: «Статисту Горбачеву, изображавшему действия Борисова, Чураков указал встать на колени на асфальтовую площадку справа от дома и лицом по направлению к бане, таким образом, что спиной статист был обращен к воротам. Статисту Бурукову, демонстрировавшему действия Шорчева, Чураков указал встать на расстоянии полуметра слева от статиста, изображавшего действия Борисова, в полуметре сзади. Статисту Федоткину, изображавшего действия Ковалева — на том же расстоянии, но справа от статиста, который изображал Борисова. Далее Чураков с помощью статистов указал, что видел, как Шорчев, держа пистолет с глушителем в правой руке, наставлял его на голову Борисова таким образом, что дульный срез оружия находился на расстоянии около 15-20 см от теменной области головы Борисова. При этом Шорчев держал пистолет в своей правой руке, практически над головой Борисова. Из оружия он (Шорчев) выстрелил один раз в Борисова. Также Чураков указал, что Ковалев тоже был вооружен и держал пистолет в правой руке, целясь при этом Борисову в спину».

Так вот, а теперь вспоминаем описание пулевых ранений трупа якобы Борисова, описанные в заключении эксперта Макарова №324 от 01.04.2009 года. Направление раневого канала в голове: «….справа налево и сверху вниз, незначительно спереди назад…», и в груди: «…справа налево, незначительно сверху вниз и спереди назад…».

Такое несовпадение фактических обстоятельств очевидно и следствию, и вот они, вместе с Чураковым и Сергеевым, пытаются хоть как-то подогнать своё описание произошедшего под реальность. Тут хотелось бы обратить ваше внимание на замечательную фотографию с листа дела 20 тома 20 — из протокола проверки показаний на месте происшествия с участием Чуракова, и еще на фотографию с листа 47 тома 20 — из протокола проверки показаний с участием Сергеева. В обоих случаях, чтобы рановый канал выстрела хоть как-то соответствовал направлению ранового канала, обнаруженного на «трупе Борисова», статисту, изображавшему Шорчева, приходилось руку с пистолетом выгибать самым противоестественным образом — вытянув её в сторону и согнув в кистевом суставе. Фантазеры из следствия, видимо, забыли о том, что при стрельбе из пистолета, как и при стрельбе из любого другого огнестрельного оружия, стрелок ощущает неслабую отдачу. Если бы Шорчев попытался так выстрелить, он непременно заработал бы себе вывих кисти руки и пару недель ходил в гипсе!

Получается, что Ковалев и Шорчев, стоя сзади, за спиной Борисова, тем не менее смогли как-то хитро извернуться и выстрелить в него так, как будто они стояли спереди, да еще при этом игнорируя опасность получить вывих кисти, либо получить ранение от прошедшей навылет сквозь тело Борисова собственной пули. Я даже не спрашиваю, как они смогли так вывернуть себе руки, мне достаточно было бы узнать, ЗАЧЕМ им надо было так выворачиваться? В расчете на то, чтобы по прошествии семи лет ввести в заблуждение следствие? Не проще ли было просто тщательнее спрятать труп, или вообще его уничтожить?

ГЕНЕТИКА, КОТОРАЯ «НЕ ПОЛУЧИЛАСЬ»

Но знаете, что окончательно убедило меня в том, что выкопанные Чураковым «нетленные мощи» — это не Борисов? Проведенная по делу генетическая экспертиза! Как вы помните, эксперт взял соответствующие генетические материалы у трупа, которого обвинение считает Борисовым А.М., и у его кровных родственников. Результат был сногсшибательным! Эксперт не смог провести экспертизу, поскольку… генетического материала у трупа оказалось недостаточно!

Граждане! У нас останки царской семьи с помощью такой экспертизы идентифицировали. У мамонтов, миллион лет в тайге пролежавших, генотип установили и разводить их собираются. А здесь в распоряжении экспертов целый труп был, якобы всего-то шестилетней давности, и, оказывается, генетического материала в нем не хватило! А что ж повторно образцы для исследования не отобрали, если с первого раза «не получилось»? Нет ответа у обвинения. Зато есть у нас – просто-напросто если бы генетическая экспертиза все-таки была проведена, она бы установила, что этот труп не Борисовский! А чей? Понятия не имею, спросите у Чуракова. В конце-концов, он же его нашел. Кому, как не ему, знать, чей же это на самом деле труп?!

Теперь пришла пора возвратиться к моему утверждению о том, что Борисова никто не убивал. У Борисова были основания скрыться. Очень веские основания. Думаю, вы не забыли показания многих знакомых Борисова, которые говорили о том, что он неоднократно высказывал идеи о том, чтобы покинуть Россию. Его можно понять. Уж кем-кем, а дураком-то Борисов явно не был, и прекрасно понимал, что сколько веревочке ни виться, но конец у криминальных элементов всегда один — либо посадят, либо убьют. Лучше было пожертвовать частью нажитого состояния (благо, и без этого денег на безбедную жизнь до конца дней хватит), чем быть застреленным или посаженным. И этому логичному предположению я нахожу подтверждения.

Пропав с горизонта, Борисов еще долго контролировал свою империю через Пеганова и Чуракова. У остальных же, не допущенных в ближний круг, вполне вероятно возникал вопрос — так жив шеф или мертв? Можно растаскивать его наследство или же он может вернуться и головы поотрывать? Вот несколько лет такого подвешенного состояния мы и наблюдали.

Впрочем, я не отрицаю, что Борисов пропал подозрительно быстро и как бы даже неожиданно. Но давайте вспомним, когда именно Борисов перебрался в Москву и ограничил круг своих контактов? Свидетели говорят, это было весной 2003 года. Чем у нас примечательно это время? Не тем ли, что как раз в феврале 2003 года был убит гражданин Арюткин Валерий? Причем убит, по версии обвинения, за то, что активно контактировал с представителями другой, конкурирующей преступной группировки, и сливал им информацию о делах Борисова. Лично для меня нет больших сомнений в том, что убит он был по указанию Борисова и принимали участие в этом убийстве, скорее всего, Оськин и Пеганов, а заказчиком выступил как раз Борисов. Уж не это ли послужило причиной стремительного отъезда Борисова в Москву? Видимо, убийство Арюткина повлекло за собой повышенный интерес со стороны правоохранительных органов к личности Борисова. Да и сообщники Арюткина из конкурирующей бригады тоже не дремали…

Кстати, окончательно «пропал» Борисов лишь осенью 2003 года, а в январе 2004 года «нашелся» Оськин, который, с его слов, отсиживался в Нижнем Новгороде, после ранения полученного в офисе Арюткина в момент его убийства. Совпадение? Не думаю! Конечно, окончательно всё могло бы расставить на свои места изучение убоповских оперативных дел того времени, да кто ж нам их даст!-( Вот и приходится восстанавливать картину произошедшего буквально по крохам. Видимо, после убийства Арюткина Борисов попал в плотную разработку со стороны УБОПа, вот он и счел за благо потеряться. Весьма вероятно, и что именно по причине повышенного внимания со стороны правоохранительных органов у Борисова тогда развилась паранойя и он начал чудить, о чем вам говорили и Чураков, и подруга Чуракова, и водитель Борисова Бочаров. Это выразилось, в том числе, и в том, что Борисов прекратил общение почти со всеми, кроме Чуракова и Пеганова, уничтожил свою одежду и личные вещи, сменил круг знакомств и, в конечном счете, попытался заручиться поддержкой высших сил, примкнув к какой-то то ли секте, то ли еще чему-то в этом роде…

От безысходности обвинение попыталось заявить, что якобы Шорчев убил Борисова чтобы завладеть его имуществом. Но тут снова вышла промашка. В ООО «Комфорт» Шорчев никогда доли ни при жизни Борисова, ни после его исчезновения не имел, а в «Тонус-Экстра» он таки долю приобрел (и оформил её на свою сестру — Бахареву). Вот только приобрел он эту долю в 2008 году, а Борисов, напомню, пропал еще в 2003 году. Получается, по логике следствия, что Шорчев убил Борисова, а потом зачем-то прождал пять лет дабы купить эту долю, причем по рыночной (!) цене. Странный маневр получается — в ловких и натруженных руках следствия, но их это не смущает…

Знал ли Чураков, что Борисов жив? У меня нет никаких сомнений — знал. А после того, как в 2008 году погиб Станислав Пеганов, Чураков вообще остался единственным человеком, которому была известна правда. Вот этим-то Чураков и решил воспользоваться. Так появился, в конечном счете, труп вроде как Борисова, который он «повесил» на Шорчева и Ковалева. Правда, сделал он это второпях и весьма неумело, в результате из его показаний, данных на следствии и оглашенных в суде, то и дело торчат забавные несуразицы и явные небылицы. По поводу непосредственно «убийства» Борисова я вам примеры уже приводил, а теперь хочу напомнить, что рассказывал Чураков относительно подготовки этого, так называемого, убийства. Итак, нижеследующие показания были даны Чураковым на следствии и оглашены в суде по причине того, что сам Ринат Хакимович постарался на суде о них всеми силами забыть.

«В последующем Шорчев Ю.В. сказал, чтобы вывести Борисова А.М. из транса и вернуть к прежней жизни, необходимо организовать встречу Борисова А.М. с ним — Шорчевым Ю.В. Поскольку он был единственный, с кем Борисов А.М. готов был поддерживать отношения, то ему (Чуракову) всеми (имеются в виду все, кого Чураков назвал участниками ОПГ «Борисовские», — прим.) было предложено поехать в г.Москву и уговорить Борисова А.М. приехать в Ковылкино. Затем Шорчев Ю.В. сказал всем присутствующим, что если не получится вывести Борисова А.М. из транса, то необходимо убить его – Борисова А.М., поставив данное решение на голосование. Ковалев С.Н. первым согласился совершить убийство Борисова А.М., а остальные, то есть Пеганов С., Плескушкин Э. и Кудяшов И. поддержали Ковалева С.Н., лишь он и Лапшенков промолчали, поскольку предложили вылечить Борисова А.М.

К тому времени с Борисовым А.М. он не встречался примерно один месяц, но по телефону общался регулярно и ничего странного в разговоре с Борисовым А.М. не замечал. По просьбе всех «бригадиров» ОПГ «Борисовцы» он созвонился с Борисовым А.М. и договорился с последним о встрече в г.Москве. По его приезду в г.Москву Борисов А.М. по телефону назвал ему (Чуракову) кафе, куда необходимо было подъехать. На данную встречу в Москву он ездил один. На встрече Борисов А.М. находился со своим водителем и охранником Бочкаревым Ю. При разговоре с Борисовым А.М. он обратил внимание, что Борисов А.М. действительно говорил про какие-то вещи, которые раньше ему были не свойственны. Борисов А.М. называл себя белым, чистым человеком, а его Борисов А.М. называл черным человеком и обещал его очистить. Также Борисов А.М. говорил ему, что он – Борисов А.М. сильно обижен на своих «бригадиров», так как те избили его – Борисова А.М. – знакомую женщину, с которой последний поддерживал отношения. В связи с этим Борисов А.М. не желал общаться со своими приближенными людьми из группировки. В ходе данного разговора он предложил Борисову А.М. поехать к нему в Ковылкино и отдохнуть несколько дней. Борисов А.М. согласился».

Граждане, поправьте меня, если я не прав, но тут гражданин Чураков должен «либо крестик снять, либо трусы надеть» — то есть либо признать, что он сам был активным соучастником убийства Борисова, без которого Борисова не удалось бы заманить в Ковылкино и впоследствии убить, либо признать, что весь этот рассказ — выдумка от начала и до конца.

Если же это все-таки правда, то возникает вопрос: почему же Чураков, узнав, что Борисова собираются убить, не сообщил об этом в милицию (своим знакомым в Нижнем Новгороде, Саранске, Ковылкино или по телефону 02), либо же самому Андрею Борисову? Не по-дружески это как-то. Да и потом, почему вдруг на обсуждение этого, весьма щепетильного вопроса, «бригадиры Борисовских» приглашают честного и законопослушного ковылкинского фермера, да еще и предлагают ему голосовать вместе со всеми? Не логичнее ли было, чтобы ему дали указание — пригласи Борисова?! Чураков утверждает, что Борисов не хотел общаться ни с кем, кроме Шорчева, но при этом Шорчев дает задание Чуракову вызвать Борисова. Логика! Задание дается Чуракову — с которым, по его же собственным показаниям, Борисов также не хочет общаться. Чураковская логика она такая…

Лично мне очевидно, почему появились такие странные показания. Просто на тот момент Чураков сотоварищи еще не разработал и не продумал план перекладывания вины на Шорчева до конца, вот и получаются такие забавные «накладки».

Но возникает вопрос: а действительно ли Борисов гостил в Ковылкино перед своим исчезновением? Полагаю, что да. Тем более, что это нам подтверждает, в том числе, и водитель Борисова — Бочкарев. Однако никто его там не убивал. Зачем же он на самом деле приезжал в Ковылкино к Чуракову — мы тоже не узнаем. Вряд ли сам Чураков расскажет нам правду, ну а других свидетелей, могущих пролить свет на этот эпизод, увы нет. Возможно, Борисов как раз и проговаривал с Чураковым детали своего будущего «исчезновения». В конце-концов, если бы Борисова действительно собирались убить, то сделали бы это подальше от Мордовии, например в той же Москве, что было куда проще, быстрее и безопаснее, поскольку не привлекло бы особого внимания мордовских следопытов в погонах.

Ну, вот собственно и всё, что я могу сказать о так называемом убийстве, вроде как Андрея Борисова. Ну а откуда в Ковылкинских лесах взялся свежий труп — спросите у Чуракова. Мне ему такой вопрос задать судья не позволит…

ПРЕСТУПНОЕ СООБЩЕСТВО

Теперь, в конце нашего анализа, можно перейти, наконец, к вопросу — существовало ли организованное преступное сообщество и банда «Химмаш-Борисовские» в том виде, в котором нам излагает это обвинение. Сразу хочу сказать, что целью нашего анализа является не выяснение вопроса — существовало ли ОПС «Борисовские» вообще, а существовало ли оно в том виде, о котором нам два года говорили прокуроры.

В принципе, после того как мы разобрали предыдущие эпизоды можно уже сейчас уверенно сказать, что:

  • ОПС «Химмаш-Борисовские» в которую входило восемь человек (именно столько по обвинению), которое имело в своем составе Оськина, Богачева, Сорокина и некую преступную группу под руководством Панькина,
  • ОПС «Химмаш-Борисовские» которой руководил Шорчев,
  • ОПС «Химмаш-Борисовские» которая не имела подразделений в Ковылкино под руководством Чуракова,
  • ОПС «Химмаш-Борисовские» в которую не входил Пеганов, Арюткин,
  • ОПС «Химмаш-Борисовские» имуществом которой после исчезновения Борисова завладел якобы Шорчев…

…так вот такой преступной группировки никогда в истории Мордовии не было.

Если все ранее проанализированные эпизоды убийств и вымогательств фактически места не имели, или имели, но при других обстоятельствах и были совершены другими лицами, то уж совершенно точно, что это несуществующее преступление не могло быть совершено бандой или преступным сообществом.

На этом изучение вопроса о существовании ОПС «Борисовские» под руководством Юрия Шорчева можно было бы закончить, но обвинение за время суда представило вашему вниманию десяток чудо-свидетелей, которые в один голос утверждали, что ОПС «Борисовские» существует, что руководит им Шорчев и пр. В результате приходится, наплевав на логику и на принцип презумпции невиновности, браться доказывать, что Шорчев – не руководитель «Борисовских», что Шорчев – не верблюд.

Полагаю, не составляет большого секрета, что сам я не местный, соответственно я, в отличии от этих свидетелей обвинения, не могу заявить, что-де все на «Химмаше» знали, что «Борисовские» существовали, и я тоже знал. Мне нужны факты, а факты я, в данном случае, могу почерпнуть только из предъявленного Шорчеву обвинения и материалов уголовного дела.

Итак, что же мне, как человеку для Саранска постороннему, стало известно о «Борисовских», исходя из доказательств обвинения? А вот что. Группировка «Борисовские», конечно же, существовала, при этом она представляла из себя некую помесь секты и благотворительной организации, только маскирующуюся под преступную банду. Ну посудите сами. Согласно установленным обвинением фактам:

  • ОПГ «Борисовские» была создана в начале 90-х годов, после чего аж до 1997 года не совершила ни одного преступления. Спрашивается, как ей семь лет удавалось одновременно быть преступной организацией и не совершить ни одного преступления? К сожалению, из материалов дела и от свидетелей обвинения я ответа на этот вопрос так и не добился. Правда, «фермер» Чураков говорил, что преступления были, но его показаниям в итоге не поверило даже следствие, не поверило и никому из подсудимых ничего не вменило. А уж чтобы следствие не поверило самому Чуракову, это о чем-то да говорит!
  • В отличии от известных мне преступных группировок, у «Борисовских» существовала избираемость «смотрящих», причем избрание происходило очень демократично. Сами крышуемые группировкой предприниматели, по представлению Борисова, выбирали смотрящего. Если не верите мне, вспомните показания господина Чуракова, который заявил, что стать смотрящим по Ковылкино ему предложил Борисов. После этого Чураков посоветовался с ковылкинскими коммерсантами, и они его кандидатуру одобрили поскольку, цитирую, «если не Чураков, то еще кто-нибудь другой будет». Также вспомните показания гражданина Шулепова, который, по его показаниям, запросто сменил себе смотрящего Панькина, просто обратившись за содействием даже не к Борисову, а к Шорчеву. Замечательные, демократические процедуры выборов и смещения смотрящих, не оправдавших надежд крышуемых, т.е. избирателей. В общем в ОПГ «Борисовские» существовала процедура отзыва «смотрящих» по инициативе избирателей (коммерсантов). Да у нас депутата Госдумы отозвать нельзя, а здесь, в ОПГ – запросто.
  • Сама организация «Борисовских» существовала исключительно на добровольных началах и собирала деньги при этом по принципу — кто сколько даст. Опять-таки, вспомните показания Чуракова о том, что Борисову вообще было все равно, сколько ему денег привозили, он их даже не считал, и показания Алябьева о том, что для сбора денег в бане (где, якобы, был организован сбор денег) лежала книга, куда каждый сдающий себя записывал и оставлял деньги. Да еще и в очереди для этого стояли. Одна очередь с деньгами, другая с вениками, видимо… Но особенно характерна ситуация с таксистами. Как вы помните, эти несчастные жертвы вымогательства рассказывали примерно следующее: работали они у Панькина, при этом Панькин мало того, что им зарплату не платил, так еще и имел наглость собирать с них часть выручки. А если бы они отказались сдавать выручку, то (Боже мой, какой ужас) их бы из такси выгнали! Конечно же, по их мнению, поддерживаемому прокуратурой, таксист должен всю полученную выручку от пассажира оставлять себе, дополнительно получать зарплату из фирмы, где он работает, ну а сама фирма такси, видимо, должна существовать за счет подаяний, собираемых на церковной паперти. Вот интересно в таком случае, из чего эти коммерческие организации должны будут платить налоги, из которых, в том числе, зарплату прокурорам платят?
  • Членство в ОПС «Борисовские» в лучших традициях трудового права допускало совместительство. Так, Панькин, согласно показаниям, полученным от него на следствии и положенных в основу предъявленного ему обвинения, вошел в состав «Борисовских» в 2001 году, при этом параллельно продолжая еще два года оставаться участником некоей ОПС «Николаевские», которой руководил некий никому неведомый Гукин, конечно же, не имеющий никакого отношения к допрошенному здесь свидетелю обвинения Гунину. Да.
  • Насилие с целью от кого-то что-то получить «Борисовские» ни разу не применяли. Так называемые жертвы рассказывали о том, что они и так боялись «Борисовских», поскольку знали, что они это насилие применить могут. Откуда у них это сокровенное знание — да леший его знает… Просто знали и всё. Характерны в данном смысле эпизоды вымогательства у граждан Лодырева, Алямкина, Колачина, Пеунковой и Лизиной…

У Лодырева потребовали 15000 рублей, он отказался платить, и… с ним, как и с его имуществом, ничего плохого не произошло. От Колачина ОПС «Борисовские» получили, согласно обвинению, бешеные деньги, целых 10000 рублей. Правда, после этого Колачин платить перестал и ни с ним, ни с его близкими тоже ничего плохого не произошло. Пеункова заплатила Годунову 2500 рублей, а потом перестала. И с ней тоже ничего ужасного не было.

Единственный случай, когда была применена физическая сила, так это в отношении Алямкина. Правда, применили её как-то странно, так что после этого у Алямкина даже не было, что в травмпункте зафиксировать. Панькин пояснил — да, был конфликт, потрясли друг друга за грудки, на чем и расстались. А деньги, ну да, видимо это «избиение» на Алямкина никакого эффекта не произвело, и никаких денег он никому платить не стал. Вот такое «реальное восприятие угроз».

Однако, конечно, самое ужасное преступление — это вымогательство у гражданки Лизиной. Здесь мой разум вообще отказывается что-либо излагать своими словами. Я просто процитирую обвинение: «В начале августа 2006 года Годунов В.В., действуя в составе организованной группы и в интересах ПС «Химмаш», с ведома и одобрения Панькина А.И. и Шорчева Ю.В., в целях незаконного обогащения, под угрозой применения физического насилия, уничтожения и повреждения имущества, принадлежащего Лизиной О.М., совершил у нее вымогательство денежных средств в сумме 50 рублей». Так и представляю себе эту душераздирающую картину. Шорчев откладывает в сторону вопросы строительства гостиницы в Тольятти и развития заправочного бизнеса в Мордовии, после чего долго и тщательно планирует вымогательство пятидесяти рублей у Лизиной. Есть от чего содрогнуться. Главное, как нереально обогатился после этого Шорчев!

Впрочем, совершали «Борисовские» и более крупные вымогательства. Например, вымогательство у несчастной жертвы бандитского беспредела, жены криминального авторитета Пеганова – Ларисы Романовны. По обвинению Шорчев отобрал у нее доли в ООО «Торговый мир» стоимостью больше ста миллионов рублей, да только благотворительная суть «Борисовских» и тут дала о себе знать. Все отобранное Шорчев передал Буренкову, Сипрову и Гостяеву. При этом, согласно обвинению, сам от этого никакой выгоды не получил. В противном случае, Буренков, Сипров и Гостяев стали бы соучастниками вымогательства, но ведь их-то на скамье подсудимых нет, значит, они никакого вознаграждения Шорчеву за внезапно свалившиеся на них миллионы не передавали. Я ж говорю, «Борисовские» — это такая благотворительная организация.

Убийства. Ну да, вот только эти убийства и покушения на убийства граждан Юничева, Манерова, Усманова, Виттенберга мы с вами разобрали выше и, думаю, еще раз ворошить весь этот абсурд смысла не имеет. Остается только одно убийство, которое скорее всего совершено т.н. «Борисовскими» — это убийство Арюткина. То есть, члена «Борисовских». В результате выходит, что единственные для кого «Борисовские» представляли реальную, а не выдуманную прокурором опасность — это для себя самих…

Говоря о преступном сообществе, обвинение говорит о конспирации, но какая там конспирация — Борисов с Шорчевым буквально на исповедь бегают к предпринимателям и мелкой дворовой шпане, чтобы рассказать о структуре и членстве в «Борисовских», совершенных и планируемых криминальных деяниях. Во всяком случае это следует из показаний Чуракова и его подручных. Ну а главный исповедальник «Борисовских» — это безусловно сам Чураков. Вообще в ОПГ «Борисовские» была прямо-таки патологическая атмосфера доверия. Даже когда между Чураковым и Шорчевым возникли противоречия очень серьезные, сам Чураков заявляет, что он всерьез опасался быть убитым. Так вот, даже в этом случае Шорчев почему-то поручает Чуракову приобрести оружие, на что выделяет общаковые деньги, а потом оставляет горы оружия на хранении у Чуракова…

Каков же был профиль деятельности «Борисовских»? Ну так благотворительность же. Вот вспомните плачь Ярославны, вернее сказать, показания Ларисы Романовны Пегановой. Она, конечно, для порядка рассказывает о том, что Шорчев у нее из «Торгового мира» 160 миллионов похитил, но в то же время, за время существования с 2004 по 2009 год «Торговый мир» процветал — брал в аренду новые магазины, строил объекты недвижимости — «Белый медведь», Торговый центр в Тольятти, имел многомиллионные обороты. Но стоило только «вымогателя Шорчева» посадить как преуспевающая, динамично развивающаяся межрегиональная фирма, руководимая опытнейшим и талантливейшим (как она сама о себе говорит) мордовским предпринимателем Пегановой — за два года доходит до банкротства.

Ну или вот история с МТПСом. Сначала прокуратура, при посредничестве Чуракова пыталась выставить Мордовский торгово-промышленный союз (МТПС) не иначе как легальным прикрытием общака. Да вот беда, просчитались. Оказалось, что МТПС была настолько нужной и полезной для предпринимателей структурой, что они, даже после её насильственной ликвидации, всё равно готовы подтвердить — структурой она была полезной и абсолютно добровольной.

Конечно, я не решусь представить себя как великого специалиста по криминальным группировкам, однако, по-моему, «Борисовские» были какой-то неправильной преступной организацией и занимались какой-то весьма далекой от преступлений деятельностью. В общем, «неправильные пчелы, дающие неправильный мед»…

Давайте теперь разберемся, кто же входил в число «Борисовских». Вопрос вроде бы простой, но ответ на него получается не хуже, чем история про двух Юничевых или три автомата с убийства Сюбаева.

В науке логике есть такой основополагающий закон — закон исключенного третьего. То есть стол или есть, или его нет, мы с вами либо в суде — либо не в суде, на улице либо осень — либо не осень, свидетель либо говорит правду, либо неправду. Третьего варианта в таких случаях быть не может быть. Лучше всего этот закон сформулировал мультяшный медведь Винни-Пух — «хвост или есть, или его нет совсем». Так вот, в течении всего процесса обвинение борется не только с фактами и нормами права, но и с этим основополагающим законом логики. Думаю, вы без труда вспомните массу свидетелей обвинения, которые одновременно и являлись членами ОПС, и, по их же собственным показаниям, не являлись. То есть они заявляют, что они входили в ОПС «Борисовские», но при этом почему-то никакой уголовной ответственности за это не несут. Нет уж, извините, уважаемые прокуроры — либо человек член ОПС и должен сидеть по соответствующей статье Уголовного кодекса, либо — если он не привлечен к уголовной ответственности — то его утверждения о принадлежности к ОПС — ложь. То есть хвост или есть, или его нет совсем. Третьего не дано.

Итак, вопрос: кто же, по мнению прокуратуры, входил в состав организованного преступного сообщества «Борисовские»? Выясняется, что все «Борисовские» состояли из Шорчева, Панькина, Оськина, Богачева, Видякина, Вотякова, Годунова и Силантьева. Ибо факт вхождения в организованное преступное сообщество кого-либо еще — да пусть и того же Борисова, обвинением не устанавливался и, как следствие, следует признать, что больше в число «Борисовских» никто не входил. Соответственно, когда очередной «засекреченный свидетель» заявляет вам, что он-де всё хорошо знает о делах ОПГ «Борисовские» изнутри — он лжет, поскольку все, кто входил в эту группировку, названы в обвинительном заключении, и места ни для каких «засекреченных участников» в нем нет. То есть все преступное сообщество состояло из двух коммерсантов и шести колхозников.

Но если вокруг или непосредственно в исследуемой группировке были иные лица, то возникает закономерный вопрос — кто все эти люди, которые возникали в ходе процесса в качестве «свидетелей обвинения», какова их действительная роль в ОПС и почему они не в числе подсудимых? Сторона обвинения нам этого так, увы, и не разъяснила…

Получается, что если все эти многочисленные свидетели-лжеучастники ОПС не являлись членами ОПС, то закономерен вопрос: откуда им знать о структуре, численности, деятельности ОПС «Борисовские» в целом, и роли в ОПС «Борисовские» Юрия Шорчева в частности? Неужели, снова выдумки с потолка? Хотя о чем это я…

Еще один принципиальный вопрос: что делает преступников организованным преступным сообществом? Один из необходимых признаков — это общак. То есть некие денежные средства, которые собираются из взносов всех участников ОПС и идут на расходы, связанные с деятельностью ОПС. Так где же этот общак? С общаком «Борисовских» обвинение оконфузилось. Впрочем, с чем оно в этом деле не оконфузилось… Изначально обвинение настаивало на том, что держателем общака был Кудяшов. Так вроде бы следовало из материалов следствия. Впрочем, чем дальше шло дело, тем яснее сторона обвинения понимала, что с данным утверждением она выглядит несколько странновато. То есть, с одной стороны, они вроде как выявили держателя общака, а это, согласитесь, в преступной иерархии личность далеко не последняя, с другой — этот держатель общака отсутствует в числе подсудимых. Получалось, что собирать и хранить, добытые преступным путем деньги, вроде как и не противозаконно. В воздухе повисали весьма неприятные для обвинения вопросы — почему, зная у кого хранится общак, этот самый общак не был обнаружен и изъят, почему не привлечен к ответственности хранитель общака, почему не отслежены поступления в общак и траты из него?

В результате обвинение вынуждено было на ходу, буквально на коленках, придумывать новую версию общака. В этом обвинению, как всегда, помог универсальный свидетель, честный и законопослушный ковылкинский «фермер» Чураков Ринат Хакимович. Из его показаний фактически напрашивался вывод, старательно поддерживаемый обвинением, о том, что прикрытием общака был МТПС. Да, на первый взгляд, эта версия решала массу проблем. Во-первых, в МТПСе состояли реальные коммерсанты, которых (при наличии определенной доли фантазии можно представить потерпевшими), во-вторых, в МТПС действительно поступали от коммерсантов деньги (чего не отрицает и сторона защиты) и МТПС действительно имел хоть какое-то документальное отношение к Шорчеву. И наконец, МТПС — это не человек, его в качестве подсудимого привлекать не надо. Вот только перечисленные достоинства с версией о том, что МТПС — это прикрытие общака, не идут ни в какое сравнение с той удавкой, которую на себя накинуло обвинение, поддержав эту выдумку.

Дело в том, что МТПС оказался на редкость прозрачной организацией. Все весьма скромные финансовые потоки, проходившие через расчетные счета МТПС, прекрасно отслеживаются. Они не раз были предметом самого пристального изучения различных госорганов, и никаких криминальных миллионов там ни налоговая, ни милиция с прокуратурой — не выявили, как ни старались. Более того, к великому несчастью для обвинения, сохранились некоторые протоколы собраний совета МТПС из которых следует, как и чем занимался Союз. Куда шли собранные (весьма скромные, к слову) деньги — юристы, экономисты, психолог и пр. Всё это прозрачно и документально зафиксировано…

Окончательным же гвоздем в крышку гроба этой версии стали списки членов МТПС. Помните слезливую историю, рассказанную универсальным свидетелем Чураковым, о том, как злобный Шорчев чуть ли не самолично под угрозой расправы сгонял всех в МТПС? Вспомнили? А теперь попробуйте представить, как это вяжется с документами, согласно которым за время существования МТПС из него были исключены несколько десятков членов, меньшинство — по собственному желанию, большинство же — за неуплату взносов! Вот так общак! Вот так принуждение! Замечательная демократическая ОПС — если не будешь платить в общак, тебя не убьют или покалечат, а просто из организации исключат.

…В конечном счете обвинители сошлись на том, что держателем общака был Видякин, который, по словам допрошенного в зале суда участкового, пытался занять у него 100 рублей до получки. Ну хоть что-то…

Если группировка преступная, а тем более — банда, у нее должно быть оружие. Но за все время следствия ни одного ржавого гвоздя ни у кого из подсудимых обвинение найти не смогло. Только то, что обнаружилось на месте распрекрасных убийств, которые доказываются так, что лучше бы вообще не доказывались. Хотя, нет, минуточку! У Чуракова ведь целый склад оружия был. Нам показывали автоматы и пистолеты, да только вот беда – обнаружили-то их у Чуракова, и приобрел их он сам, на свои деньги, и хранил у себя, и сам же выдал. Вот только Чураков у нас по обвинению «Борисовским» не является. В таком случае, почему это оружие вменяют Шорчеву, который это оружие (опять-таки, по показаниям Чуракова) не только в руках не держал, но и в глаза не видел и даже не знал, где оно хранится. Кстати, помнится, за полгода до ареста Шорчева Ринат Чураков и компания дружно вышли из МТПС и, по словам Чуракова, перестали платить в некий мифический общак. Но при этом оружие для «Борисовских» Чураков хранить продолжал, ага. Логично.

Следующий вопрос по теме — это конспирация. Вновь процитирую обвинительное заключение: «Основополагающими принципами деятельности ОПГ «Борисовские» являлись: обязательное и неукоснительное соблюдение всеми ее членами установленных лидером внутри преступной группы правил конспирации и поведения, заключавшихся в запрете общаться с членами других организованных групп и сотрудниками правоохранительных органов, распространять какие-либо сведения о преступной группе в целом, ее структуре, численном составе, лидере и членах, совершаемых ими преступлениях; тщательное и скрытное планирование преступлений, о совершении которых было известно только лидеру ОПГ «Борисовские» — Борисову А.М. и непосредственным исполнителям преступлений; сокрытие и легализация доходов, полученных преступным путем; использование в преступной деятельности ОПГ «Борисовские» автотранспорта и средств связи, оформленных и зарегистрированных на лиц, которые не были осведомлены о преступных замыслах членов организованной группы; существование системы наказаний за нарушения установленных правил поведения, подчинения и конспирации в организованной группе». 

То есть прокуратура, как видим, утверждает, что в «Борисовских» была строжайшая дисциплина и конспирация, и одновременно с этим притаскивает кучу свидетелей, которые рассказывают о «Борисовских» такое, чего, пожалуй, и сам Борисов не знал. Так что, была в ОПС конспирация или нет? Если была, то откуда все эти многочисленные свидетели-не преступники знают об ОПС «Борисовские» все детали? А если не было конспирации, общака и прочих полагающих атрибутов, то была ли вообще ОПС «Борисовские» в том виде, в котором нам её преподносят прокуроры? Вновь вспоминаем закон исключенного третьего — либо-либо, либо хвост есть, либо его нет совсем. Это как раз тот случай, который предусмотрен Уголовным законом.

Продолжу цитирование обвинения: «По указанию Борисова А.М. с середины 1990-х годов и до января 2001 года с использованием денежных средств, добытых преступным путем, а также имевшихся связей с должностными лицами органов исполнительной власти и управления, были созданы коммерческие предприятия и объединения, учредителями которых выступили члены ОПГ «Борисовские», либо их близкие родственники: ООО «Тонус-Экстра», образованное 27.11.1995; ООО «Эксклюзив», образованное 15.09.1998, располагавшиеся по адресу: г.Саранск, ул.Пролетарская, 42А; ООО «Пивной мир», образованное 09.09.1998, располагавшееся по адресу: г.Саранск, ул.Рабочая, 89; ООО «Рузпродторг», образованное 18.05.1999, располагавшееся по адресу: г.Рузаевка, Привокзальная площадь, д.5, кв.204; ООО «1000 запчастей», образованное 23.12.1998, располагавшееся по адресу: г.Саранск, п.Николаевка, ул.Ленина, 90, а также другие коммерческие организации».

Кстати, «1000 запчастей» — это фирма, владельцем которой является господин — ни разу не преступник — Чураков. То есть, получается, прокуратура утверждает, что Чураков, являющийся учредителем — член ОПС «Борисовские». Тогда почему он не сидит? А если он не член ОПС «Борисовские», значит прокуратура опровергла собственное утверждение о том, что эти организации контролировались членами ОПС.

Еще один забавный момент: «Тонус-Экстра» образован в 1995 году, «Пивной мир» — в 1998 году, «Эксклюзив» — в 1998 году, «Рузпродторг» — в 1999 году. А первое имущественное преступление, которое совершили подсудимые, по версии самого же обвинения, произошло только в 2002 году — пресловутое вымогательство у Шулепова. Тогда на какие же преступные доходы в конце девяностых открывались все перечисленные в обвинении фирмы? Прокуратура об этом скромно молчит. А вывод-то напрашивается вполне очевидный — эти фирмы никакого отношения к ОПС «Борисовские» не имеют. Особенно к той ОПС «Борисовские», о которой нам тут рассказывает обвинение — о «Борисовских» без Чуракова, Арюткина, да и самого Борисова.

В общем получается… Да ничего у обвинения не получается. Ни общака, ни преступлений, ни оружия, а только Шорчев, сидящий в клетке с 2009 года… И самое трагичное во всей этой истории – это то, что настоящие преступники, которых мы ловили за руку на протяжении всего процесса, прямо сейчас — на наших глазах — уходят от ответственности, перекладывая свою вину на других. По их замыслу приговор за них должен получить Юрий Шорчев.